Покупка и продажа книг

антикварные, букинистические книги

Покупаем книги преимущественно до 1850 г.

Наши услуги:

  • покупка старинных книг (Киев, Одесса, Донецк, Харьков, Львов, Днепропетровск)
  • продажа антикварных книг

Ждем Ваших звонков!

Поделиться:

 

Вы здесь

РУССКИЙ БИБЛИОФИЛ = LE BIBLIOPHILE RUSSE. №2. Февраль 1911 г.

№2. Февраль 1911 г.

РУССКИЙ БИБЛИОФИЛ

иллюстрированный вестник

для

собирателей книг и гравюр

выходит 8 раз в год.

 

 

 

ФРАНЦУЗСКИЕ ГРАВЕРЫ XVIII ВЕКА

Le Prince. — Janinet. — Debucourt.

Колоссальный рост цен на лучшие французские гравюры XVIII в., особенно печатанные красками, наблюдаемый за последние 25 лет на рынках Западной Европы, объясняется, нам кажется, не только простой случайностью или временной модой на эти листы.

Увлечение это стоит, несомненно, в связи с общим стремлением всех отраслей искусства к изучению XVIII века, стремлению почерпнуть художественное вдохновение в этой прелестной эпохe шаловливого изящества и легкомысленной грации.

Едва ли еще какая-либо страна может похвалиться таким блестящим подбором имен своих граверов, как Франция середины и конца XVIII столетия. Целая плеяда талантливейших художников посвятила в то время себя искус­ству гравирования, ища тем для своих работ как в произведениях современных им живописцев, так и в своем собственном вдохновении. Действительно, французская гра­вюра никогда не достигала такого полного расцвета и блеска как в эту эпоху, и совершенно понятным представляется преклонение перед лучшими образцами этого благородного искусства особенно теперь, когда всевозможные технические усовершенствования убили индивидуальное творчество гравера.

Наиболее характерной чертой для французских гравюр XVIII в. является их жизнерадостность, их светлый, радост­ный колорит. Это сплошной гимн красоте, женщине и прежде всего жизни, жизни со всеми ее чувственными удовольствиями. Идиллия влюбленных, свадебный праздник, первые шаги новобрачных, купанье, утренний туалет, обма­нутый муж и застигнутый любовник, вот излюбленные сюжеты французских художников и граверов этого легкомысленного века, сюжеты часто крайне рискованные, но пере­данные всегда с достаточным чувством меры и присущей одним французам грацией.

Если бы между французскими граверами резцом можно было назвать только 2 славных имени Moreau le Jeune и Co­chin fils, то и тогда художественная Франция могла бы гор­диться этой эпохой, но перед нами еще целый ряд имен других талантливейших граверов, обессмертивших себя воспроизведениями лучших оригиналов Ватто, Греза, Буше, Лаурейнса и др. современных им живописцев.

XVIII в. создал совершенно новую отрасль искусства — изящ­ную иллюстрацию книги, и такие мастера как Ле Мир, Ейзен, Шоффар, Марилье, Кошен и наконец тот же Моро, сумели поставить этот род искусства наравне со всеми другими, сумели сделать иллюстрированную книгу XVIII века до сих пор недосягаемым образцом красоты и изящества, „La vignette est la gloire du XVIII siècle", говорит L. Delteuil, в своей последней книге.

 

 

Гравюра Le Prince из собр. П. Вейнера.

Наибольшего блеска и красоты, однако, французская гра­вюра достигла в произведениях своих граверов красками, при чем самый способ красочного печатания возник перво­начально во Франции во 2-й половине того же XVIII столетия.

Родоначальником этого рода гравюры является, по уста­новившемуся мнению, знаменитый гравер Жан Баптист Ле Пренс, который в 1768 году изобрел новый способ гравирования — лависом, послуживший прототипом дальнейшего печатания красками.

Ле Пренс родился в Мецe в 1734 году и еще в ранней юности попал учеником в Парижскую мастерскую Буше, влияние которого отразилось впоследствии на всех его работах. Женившись очень рано (ему было 18 л.), на особе, более чем вдвое старее его годами, он вскоре должен был расстаться с женой и, совершенно разоренный, искать пpиют от преследовавших его кредиторов в чужих странах. На голландском корабле отправляется он в Poccию, где уже давно жили его братья музыканты и достигает ее после целого ряда самых фантастических злоключений.

В России Ле Пренс прожил целых 5 лет, изучая быт и природу нашего отечества и занося вынесенные им впечатления на страницы своего альбома. Возвратясь в Париж в 1765 году, он получил скоро звание Академика за свою работу „Варtèmе russe", а через 3 года впервые выпустил свои гравюры вновь изобретенным им способом.

Умер Ле Пренс в крайней бедности, 47 лет , оставя секрет своего изобретения племяннице, которая сейчас же продала его Французской Академии (1781 г.). Но еще до того, как способ Ле Пренса сделался общественным достоянием, многиe граверы пробовали подражать ему, внося вместе с тем в свои работы изменения и улучшения. Франсуа Жанинэ (1752— 1813 г.), был одним из первых, начавших применять различные краски при таком печатании. Его первым опытом была гравюра „L’opérateur", имеющая следую­щую полную подпись ,,L’opérateur, gravé à l’imitation du Lavie en couleur par F. Janinet, le seul qui ait trouvé cette manière, chez l’auteur, maison de Mr l’abbé Lucas rue du Plâtre St. Jacques".

За этим первым листом последовали две дивные гра­вюры по рисункам Фрагонара „La Folie" и „L’amour". Но лучшими работами Жанинэ надо считать три его гравюры по оригиналам Lavreince: „La comparaison", „L’aveu difficile" и „L’indiscretion", а также его портреты Марии Антуанеты и М-llе Бертен.

Жанинэ постоянно старался найти новые способы смешивания красок и, действительно, в этом отношении достигал удивительных результатов *).

*) Жанинэ интересен еще как горе-аэронавт, изобревший в 1784 году вместe с аббатом Миолон большой воздушный шар. Назначенный на 11 Июля того же года первый полет в присутствии громадной толпы народа и многих высоких особ, к несчастью, кончился полной неудачей и шар не полетел. Сами изобретатели с трудом спаслись от гнева разъяренной толпы.

Успех Жанине вызвал вскоре целый ряд подражаний ему, между которыми одними из самых удачных были ра­боты его талантливого ученика Descourtes.

 

 

Гравюра Janinet из собрания кн. В. Аргутинского.

В то же время и другие граверы выступили со своими новыми способами, как например Demarteau, изобревший каран­дашную манеру, Bonnet, гравировавший подражая пастели и др. Последний создал целый ряд превосходных гравюр, так называемых „Sujets Galants" по оригиналам Boucher, Huet и др., он также награвировал два больших и красивых портрета имп. Екатерины II и В. К. Павла Петровича, исполненных карандашной манерой.

В конце XVIII в. появился еще один замечательный французский гравер, Луи Филиберт Дебюкур (1755—1832), который, один из первых, пытался вывести гравюру из ограниченного круга копирования, гравируя собственные композиции и достигая в своих работах полного эффекта оригинальных акварелей. Никогда еще крашеная гравюра не дости­гала такой силы красок и атласистости отпечатка, как в рабо­тах Дебюкура, далеко оставивших за собой работы его пред­шественника Жанинэ. Дебюкур родился в 1755 г. и учился у художника Vien в Париже. Женился он рано, но скоро же и овдовел, потеряв жену по рождении первого сына (чудный портрет которого отец награвировал акватинтой), также рано умершего. Уже 50 лет он женился вторично на тетке своего ученика Jazet, будущего известного гравера. Увлекающийся и страстный, Дебюкур отличался большим непостоянством своего характера и неустойчивостью своих политических убеждений: то, увлеченный революционным движением, он гравирует известный республиканский календарь, то издает портреты Наполеона (напр, свидание его с Александром I на Немане по рис. Г. Верне), то наконец исполняет красивый портрет Людовика XVIII по рисунку художника Isabey. За то и работы его совершенно различны по своему достоинству и на ряду с превосходными листами, как напр. Les Baisers и др., мы видим совершенно слабые и неудачные вещи, особенно последнего периода его жизни. Наиболее ценными и красивыми листами Дебюкура являются его знаменитые, „La Promenade de la galerie de Palais Royal" (1787), „La Promenade du jardin de Palais Royal"*)

*) Английские историки искусства стараются доказать, что идея этих двух гравюр навеяна французскому граверу известной английской гравюрой Vauxhall исполненной по рисунку Rowlandson’a Рollard’ом.

и наконец его „Лебединая песнь" „La Promenade Publique" дивная, полная поэзии картинка революционного Парижа, документ его костюмов и быта. В этой гравюре он более всего достиг художественного значения жанровой картины **).

**) Существует всего 5 разных состояний отпечатков этого листа, из которых на I-й цена в настоящее время доходит до 10.000 франков.

Нами приведены здезсь краткие биографии и характеристики работ трех виднейших французских граверов красками XVIII века, которые наряду со своими художественными до­стоинствами интересны для нас еще как изобразители русского быта и типов Poccии.

 

 

Le cabaret ambulant, гравюра Le Prince из собр. П. Вейнера.

Выше мы уже говорили о том, что судьба забросила Ле Пренса в далекую Poccию, гдe он прожил 5 лет с 1759 — 1764 года. За время своего пребывания в Петербурге он не мало сделал для развития в русском обществе вкуса и любви к искусству. Имп. Петр III поручил ему расписывать некоторые залы Зимнего дворца, Имп. Екатерина II доверялась его вкусу при покупке картин иностранных художников. Выписывая из за границы дорогие картины, Ле Пренс умел их выгодно продавать Петербургской знати, подражавшей во всем большому Двору, и извлекая из своих операций хорошую пользу, знакомил вместе с тем русское общество с лучшими образцами современной ему французской школы.

 

 

Гравюра Janinet из собрания кн. В. Аргутинского.

Ле Пренс не сидел, кроме того, на одном месте; он живо заинтересовался бытом невиданной им страны и успел побывать и в Сибири, и в центральных губерниях, и в Прибалтийском Крае. Везде он срисовывал виды, сцены и типы, которые и награвировал впоследствии частью офортом, частью лависом. Он же иллюстрировал знаменитую книгу аббата Chappe d’Auteroche, так не по вкусу пришедшуюся императрице Екатерине. Всего работ его относящихся до России — около 150 листов. Они выходили и отдельно, и целыми выпусками или сюитами и, наконец, вошли в два собрания его работ, 1779 и 1782 г. (посмертное издание), in folio с особыми гравированными курсивом заглавными листами. Много осталось его рисунков и не награвированными и мы воспроизводим здесь один из них, исполненный ceпией изображающий торговку рыбой.

Ле Пренс был, несомненно, первым иностранным художником изображавшим русский быт с относительной достоверностью, хотя и придавая своим рисункам несколько сантиментальный характер своего учителя Буше. Во всяком случае это был громадный шаг вперед от предшествовавших ему извращенных и неправдоподобных изображений России в иностранных изданиях, и рисунки его на долгое время стали служить оригиналами для западных художников в изображении быта нашей родины.

Ле Пренс изобразитель преимущественно быта и типов низших классов России; объевропеившийся высший класс, интеллигенция, его не интересуют вовсе, и мы не встретим в его рисунках ни картин городской, ни помещичьей жизни. Крестьянская избушка, деревенский кабачок, скромный сельский пейзаж, вот любимые декорации его изящных сценок, между которыми нередко, правда, встречаются довольно фантастичные картинки. Интересна в этом отношении его пре­лестная гравюра „La danse russe“, костюмы мужчин похожи не то на польские, не то на одежду турецких янычар с чалмами на головах, костюм танцующей девушки также мало похож на русский, да и вся обстанов­ка, начиная с нарядного шатра, носит ско­рее восточный отпечаток. Чисто по русски одеты только музыканты, как то мало вяжущиеся с окружающей их декорацией.

Характерные особен­ности нашего быта, со­вершенно отличные от культурного Запада, на­шли себе отклик в рисунках художника, давшего нам и сюиту костюмов духовенства, и военную сюиту „Стрельцов" и типы продавцов, так называемые „крики" которые он издавал особенно охотно. (Всего вышло три cepии по 6 рисунков в каждой). Одежды московских женщин состоят из 2-х сюит по 6 гравюр в каждой. Интересные сценки народного быта дают нам 2 cepии под названием: Divers ajustement, et usages de Russes.

Вот главнейшие работы Ле Пренса о Росии, к которым, кроме множества мелких листов, надо еще присоединить две болышие гравюры „La baptéme russe", за которую гравер получил звание академика, и очень редкий лист под названием „Le Repos", изображающий спящую рыбачку, на которую смотрят старик и старуха в русских костюмах. Гравюра эта нами воспроизводится.

Блеск и величие Екатерининского царствования, ее сношения с Европой и влияние на политическую жизнь Европейских Государств, не могли не обратить внимание всего миpa на новую могучую державу, не могли не заставить заинтересо­ваться ее внутренним строем и бытом. России стали посвя­щаться целые книги, сам Вольтер издал ее историю, о ней стали появляться журнальные заметки; несомненно и художники не могли оставить без внимания новую для них и интересную тему изображения быта далекого, полуазиатского государства, так неожиданно представшего пред ними в изящных рисунках Ле Пренса. Как раз к этой эпохе наибольшего расцвета величия нашей родины, относятся три со­вершенно неизвестные гравюры конца XVIII века, принадлежащие, по всей вероятности, знаменитому французскому граверу Жанинэ, о котором мы говорили выше. Листы эти любезно предоставлены в наше распоряжение владельцем их, известным коллекционером князем В. Н. Аргутинским, и копии с них мы здесь воспроизводим. Один из них неокончен, исполнен лависом и изображает вид Чернышева моста в С.-Петербурге со стороны памятника Ломоносову; на башнях видна надпись: „1783 года". Слева женщина везет маленькие ручные санки, в удаляющихся по мосту санях запряженных одной лошадью, сидит мужчина в меховой шапке и кафтане, держа за талию спутницу в повязке на голове. На переднем плане, справа, на мост въезжает другая парочка. На голове у дамы большая шляпа с перьями. Лошадь у этого экипажа не нарисована вовсе, видны одни оглобли у саней. Еще правее стоит прохожий, завернувшись в шубу.

 

 

Гравюра Janinet из собрания кн. В. Аргутинского.

Другие два листа отпечатаны красками. Первый представляет подъезжающие к крыльцу сани с красивой молодой женщиной, одетой в голубую меховую шубку с бледно розовым воротником. На кучере желтый армяк. На крыльце стоит фигура в военной шинели, с вензелем Е на фор­менной фуражке. Слева двое прохожих в шубах.

Третий лист, наконец, изображает нарядные расписные сани, запряженные красивым, чалым конем; на извощике синий армяк с № на спине. В санях молодой франт в светло розовом полукафтане, в меховой шапке и голубом шарфе. На ногах короткие рейтузы и высокие французские ботинки, в руках большая меховая муфта, согласно послед­нему шику франтов Екатерининской эпохи. На него с завистью смотрят двое прохожих в шубах. Пейзаж — улица на окраине города с домами, окруженными садиками.

Все листы эти без всякой подписи и представляют собой, вероятно, пробные отпечатки, может быть, совершенно неизданных гравюр. Контуры кое где двоятся (1-я гравюра отпечатана на обеих сторонах), краски заходят одна на другую, но изящная манера рисунка, легкость и нежность подбора красок, все это не оставляет сомнения в принад­лежности этих редчайших листов знаменитому француз­скому граверу, творцу „La Folie" et „L’amour".

По чьим рисункам гравированы листы — неизвестно, но несомненно они носят следы сильнейшего влияния Ле Пренса, которому и приписаны французским торговцем, сделавшим на листах надпись карандашем: ,,Gravé par Janinet d’aprés Le Prince". Действительно, женщина, везущая санки, совершенно Лепренсовского характера, фигуры кучеров также напоминают его типы, но не надо забывать, что Ле Пренс уехал из России в 1764 —5 г., мост же, изображенный на одной из гравюр, построен только в 1783 г., (т. е. через 3 года после смерти Л. П.), о чем гласит надпись на одной из его башен, видная и на гравюре. Очевидно, стало быть, ри­сунки эти не работы Ле Пренса, хотя и сделаны с натуры художником, бывавшим на нашей родине.

Мы видели таким образом, что Ле Пренс посвятил свои лучшие годы и свои лучшие работы изображению нашего отечества; Жанинэ случайно награвировал несколько русских листов в самом разгаре своей художественной деятель­ности; третий же французский гравер о котором мы говорили, Дебюкур, посвятил Poccии довольно много своих работ уже на самом закате своей артистической славы. Все почти его работы, изображающие русские военные сцены, относятся к последнему периоду его жизни, к эпохе его совместной работы с художником К. Верне и значительно ниже стоят, по своему художественному значению, всех работ расцвета его деятельности.

Лучше других, из тех листов о которых мы говорим, это его портрет императора Александра I, гравированный им по собственному рисунку в 1807 году и печатанный красками. Лист этот редок и довольно красив. Интересна также его большая гравюра, изображающая свидание императора Але­ксандра I с Наполеоном на Немане 1807 г., исполненная им по рисунку Горация Верне. Весьма редки и ценны далee польские костюмы по рисунку Норблина; их вышла целая серия с особым гравированным красками заглавным листом; еще ин­тереснее для нас награвированные им 8 рисунков Дамам Демартре, изображающие русские закладки, о которых мы выше говорили. Издание это вышло в Париже в 1806 году под названиeм Collection compléte des differents genres de voitures dont les russes se servent dans leur empire, et particuliérement à St.-Рétersbourg. Paris. 1806, folio. Встречаются экземпляры, печатанные красками. Мы воспроизводим здесь один из оригинальных рисунков Дамам Демартре из той же коллекции князя Аргутинского. Вот полные названия всех рисунков:

1) Le repos de l’isvochik ou cocher russe. 2) Les femmes russes prêtes à monter à traineau. 3) Le traineau russe ou la voiture publique en course. 4) Le traineau d’un marchand ou bourgeois russe. 5) Le drochki, ou la voiture publique d’été. 6) La ligne, ou voiture de com­pagne russe. 7) Le quibitka d’hiver, ou voiture de voyage russe. 8) Le courrier russe portant les dépêches.

Наиболее поздними работами Дебюкура о Poccии были его военные костюмы по рисункам К. Верне, находящиеся в большом, печатанном красками, альбоме из 56 листов. Из них к России относятся следующие 11 рисунков.

1) Persan voulant dompter un cheval francais. 2) Cosaques au bivouac. 3) Le kalmouck. 4) Le cosaque galant. 5) Cosaque regulier de la garde lmp. 6) Militaires de la garde lmp. russe et allemande. 7) Cosaque irrégulier portant des dépêches. 8) La marchande des coco. 9) Adieu d’un russe à une parisienne. 10) Tambour russe et anglais. 11) Cheval russe conduit par un cosaque.

 

 

 

Гравюра Debucourt из Военного Альбома.

Конец деятельности Дебюкура относится уже к началу XIX века, когда после нашествия русских на Париж в 1814 году, особенно сильно поднялась мода и интерес ко всему русскому. Эпоха эта вообще ознаменовалась большим количеством книг, портретов, гравюр, литографий и т. п., посвященных русской жизни и дала толчек к дальнейшему сближению Poccии с Западом. Названные же нами выше граверы были первыми тонерами в деле ознакомления Европы с природой, бытом и нравами России, относясь скорее снисходительно к недостаткам и слабостям чуждой им страны, немножко прикрашивая и идеализируя ея быт, в отличие от враждебного отношения немецких художников того времени, которые с грубой реальностью старались под­черкнуть все слабые и отрицательные стороны нашей родины (напр. Гейслер). В этом, нам кажется, состоит немалая заслуга французских художников и граверов. Своими рабо­тами они внесли элемент примирения двух, совершенно различных, культур, и послужили делу дальнейшего сближения двух противуположных национальностей.

Н. В. Соловьев.

 

 

 

МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИСТОРИИ КНИЖНОЙ ТОРГОВЛИ В РОССИИ.

Книжная торговля и книжные магазины в Петербурге в эпоху Императора Николая I.

Несколько слов от автора. Цензурные затруднения. Отзывы Вигеля, Сенковского, Плетнева. Отзывы о книжной торговле фельетониста С.-Петербургских ведомостей и Н. А. Полевого. Как расходилась книга История Карамзина. Басни Крылова. Maximum продаваемой книги. Статистика книгоиздательства и привоза заграничных книг за 1833, 1837, 1847, 1848 г.г. Объявление о продаже собрания сочинеийй Пушкина. Обманы для сбыта книги. Примеры особенно удачных изданий.

Плюшар. Биографические сведения . Библиотека. Типография. Словолитня. Энциклопедический Лексикон. Живописный сборник.

Смирдин. Библиотека для чтения. Лоттереи Смирдина. Новоселье. Местоположение трех магазинов. Магазин сына Смирдина.

Начало 30-тых годов — расцвет русской литературы. Факты 1834 года. Деятельность 1836 года: Коммерческий Словарь. Биографический, библиографический и критический словарь русских писателей. Контора для переводов. Отзывы о корифеях иностранной литературы. Цензурные затруднения при переводах.

Магазин новостей русской словесности Ф. Ротгана. Цены типографских работ. Магазин А. Ольхина. Магазин Глазуновых. Магазины Эйнерлинга, Вейера. Грефа, Беллизара. Букинисты в Петербурге. Цензура иностранных книг. Тор­говля ими. Общая характеристика.

В предлагаемом вниманию читателя очерке автор задался целью собрать воедино тот, сравнительно немногочис­ленный, материал о книжной торговле города Петербурга, ко­торый разбросан в периодических изданиях интересующей нас эпохи, а также в исторических журналах, письмах и мемуарах. Материал этот, к сожалению, очень незначителен; нарисовать полную картину книжной торговли в Петербурге в царствование императора Николая I крайне затруднительно, но отметить некоторые характерные черты, дать легкий абрис — является возможным и, смеет думать автор — в виду почти полного отсутсвия у нас исследований в этой области — не безынтересным.

I.

Эпоха Императора Николая I считается у нас эпохой самого тяжелого, мрачного цензурного террора, особенно усилившегося после французской революции 1848 года. Для иллюстрации приведем несколько отзывов, сохранившихся в дошед­шей до нас переписке.

Известный Вигель, — тот самый Вигель, по доносу которого был закрыт журнал Телескоп, признан сумасшедшим Чаадаев, автор Философских писем, сослан в Усть-Сысольск Надеждин, редактор Телескопа, отставлен цензор Болдарев от службы, — пишет 28 Декабря 1850 года в Москву, к своему приятелю Загоскину следующие строчки.

„Цензура наша, которую я ненавижу, в посланиях Апостолов и проповедях вымарывает слово: братия, оно слишком пахнет коммунизмом и заменяет словом: христиане. Из фран­цузских медицинских книг вымарывают слова remêde souverain et opêration cêsarienne... Все душой преданные правитель­ству смотрят на то с грустью, иные полагают, что цензоры злоумышленно так поступают, но нет, все — трусы и дураки и по русской пословице: заставь его Богу молиться, он и лоб расшибет".

Другой литератор той же эпохи, сам бывший цензор, Сенковский, точно не щадит красок для мрачной картины.

„Шахматовская цензура до того здесь всех напугала, что никто не смеет принимать никаких изданий. Литература рус­ская зарезана: не стоит более учить детей наших грамоте; публика в негодовании, книгопродавцы с горя продают обои и стеариновые свечи.

Наконец и такой вполне благонамеренный человек, как ректор петербургского университета, друг Пушкина, Гоголя, Жуковского, П. А. Плетнев отмечает в своей переписке с Я. Гротом, будущим академиком:

„Цензора теперь остервенились; они даже названия долж­ностей гражданских не пропускают в романах. Вместо „предводителя дворянства" велят печатать, „новое лицо" или „старик" или „толстяк".

и далее.

„Презираю цензоров, как глупейших и подлейших людей, не потому, что они цензора, а потому, что, быв председателем в их комитете, я имел случай узнать лично каждого из них как человека".

Мы нарочно привели отзывы трех лиц, которых нельзя упрекнуть даже в намеке на политическую неблагонадежность; лица эти вполнe благонамеренные, заподозрить их в пред­взятости взглядов нет ни малейшего основания, а между тем негодованию их нет предела.

Вот при каких цензурных условиях должна была про­изводиться книжная торговля, должны были существовать книж­ные магазины. Но кроме цензурного гнета было еще одно об­стоятельство, гораздо более тяжелое, гораздо более существен­ное — это состояние самого общества, взгляд его на книгу.

В 1848 году в Петербурге открылся Пассаж, и до ныне благополучно существующий на Невском проспекте. Фельетонист „С.-Петербургских Ведомостей" того времени, описывая здание Пассажа, между прочим задавал и такой вопрос:

„Кстати о ненужных вещах — будет-ли в Пассаже книжная лавка".

Задав такой вопрос, автор фельетона сам же отвечает на него:

„Не знаем, но полагаем едва ли, во всяком случае уж верно не русская".

Свой отрицательный ответ фельетонист объясняет следующим образом:

„Да и что продавать? Да и кто станет покупать? Смешно продавать капусту возле модного магазина, едва ли не смешнее, по нынешним понятиям, стать русской книге возле нарядного платья и пышной мантилии".

Но еще рельефнее, с ядовитым сарказмом, выразил отрицательный взгляд большинства русского общества на книгу, на книжную торговлю Н. А. Полевой в своих „Отрывках из заметок русского книгопродавца его сыну", помещенных в третьей части сборника „Новоселье". Как известно, этот сборник был издан, в знак благодарности русских литераторов книгопродавцу Смирдину, при открытии им нового помещения для своей книжной торговли. И вот в таком то специальном, так сказать, по своему назначению, сборнике Полевой помещает следующие, более чем трагические, строки — не забудем, что Полевой был сам и книгопродавцем, и жур­налистом:

„Сорок лет торговал я книгами — говорит Полевой от лица воображаемого книгопродавца — а право, не знаю, как изъяснить значение книжного товара в отношениии публики. Сукно покупают на платье, вино — выпивать, устрицы — есть. На что покупают книги? Читать, скажешь ты; да что такое чи­тать? Учиться, читая. Но для учения издаются особые книги, по которым учатся в приходских, уездных училищах, гимназиях и университетах; таких книг и в счет класть нечего. А что же все остальное, все ученые, учебные, экономические книги, поэмы, стихи, романы, журналы, газеты, это что такое? На что покупателям весь этот товар? Знаешь ли, что я ду­маю? весь сей остальной товар книжный, просто — игрушки, которыми тешатся взрослые люди, читатели, утешается автор­ское самолюбие литераторов. Как игрушки — воскликнешь ты — великие творения философов, поэтов, юристов, историков — игрушки? Помилуйте, батюшка, что вы говорите! Да, ни­ чего, любезный сын, — правду и подтверждаю — книги игрушки, либо для потехи авторов, либо читателей. Ведь игрушки бывают и умные, ведь игрушки бывают и дорогие, ведь иной на игрушках проживает и жизнь, и деньги, и ум; ведь слу­чается, что игрушка и пользу приносит, а все таки игрушка игрушкой и кромe учебных книг, введенных для преподавания в казенных и частных заведениях, все остальные — игрушки".

Гнет цензуры тяжел, но если к тому же и само обще­ство находит, что „пышная мантилия “ имеет гораздо больше значения, чем русская книга, что последняя есть только „игрушка" — в этом случае просветительной деятельности становятся непреодолимый преграды. Бдительность цензуры умели обманывать всегда и во все времена, — эзоповский язык не понимали только цензора, читатель всегда привык читать между строчек и чем строже гнет над мыслью, над свободным человеческим словом — тем значение этого слова возрастает и каждый старается, по образному выражению французов, „mettre un point sur un i“! Но когда само общество нахо­дится на такой ступени развития, что удовлетворяется только животными потребностями, и только единицы этого общества „взыскивают града иного", — тогда нужно иметь слишком горячую веру в человечество, слишком большое, любвеобиль­ное сердце, чтобы не поколебаться, чтобы не утратить надежды и все-таки, не смотря на всевозможные „но", которые ставит жизнь, имеет силы воскликнуть, как некогда воскликнул Галилей: „а все-таки она вертится"!

Что отзывы и фельетониста „С.-Петербургских Ведомо­стей", и Н. А. Полевого не были преувеличением, не вызывались какими либо особенными, личными соображениями, доказывается рядом фактов. Не желая утруждать внимание читателей, мы выберем только немногие, иллюстрирующие наиболее ярко наше положение.

В 1828 году Арцыбашев, pyccкий историк, с негодованием пишет другому историку, Погодину: „на девять томов Истории Государства Российского даже второго издания подписалось 453 человека".

В 1842 году Ѳ. Булгарин пишет:

„У нас только один Крылов видел 40 тысяч экземпляров своих сочинений! Bcе прочие писатели, распродав две тысячи экземпляров, почитают это счастливым событием, надевают венок бессмертия, и засыпают на лаврах"!

Из незначительных статистических данных, сохранив­шихся от того времени, видно, что в 1833 году в России вышло всего только 500 книг на русском языке; за первую половину 1837 года число книг, напечатанных в России, равнялось 486, а через 10 лет, в 1847 году, изданных оригинальных сочинений насчитывалось 835, переводных 82, периодических изданий 55, причем за первую половину 1847 года в Петербурге вышло только 65 книг, из них 52 русских, 2 немецких, 9 французских и по одной английской и польской.

Цифры привоза книг из-за границы более значительны, так в 1848 году в Poccию было ввезено — до 700 тысяч томов иностранных книг, число их в следующем году возросло хотя сравнительно и не на много, а именно до 826.262 то­мов — но уже в следующих годах, благодаря принятым цензурным строгостям и увеличению пошлины на книги, ввоз иностранных книг резко упал.

Рядом с этими цифрами небезынтересно сопоставить и такое объявление, красовавшееся в 1845 году во всех русских журналах и газетах.

„Продаются по весьма уменьшенной ценe сочинения Але­ксандра Пушкина. Одиннадцать томов в большую 8-ую долю листа, в С.-Петербурге 1838 — 1841, вместо прежних 65 р. ассигнациями за 11 томов на веленевой бумаге они продаются теперь 10 рублей серебром, а вместо 50 рублей ассигнациями за экземпляр на простой бумаге 8 рублей серебром. Bеcoвых прилагается 15 фунтов. Отдельно 3 части — 9, 10 и 11 — на веленевой бумаге, продававшиеся за 30 рублей, ныне про­даются за 5 рублей; на простой вместо 25 рублей ассигнациями за 4 рубля серебром, весовых за 5 фунтов".

И так аннонсировали не о каком нибудь бумажном хламе, а о первом посмертном издани первого величайшего поэта земли Русской — Александра Сергеевича Пушкина!

Весьма понятно, что, если полное собрание сочинений Пуш­кина не находило сбыта, то какое нибудь сочинение второсте­пенного или третьестепенного автора залеживалось годами на полках книжных магазинов и болee изворотливые авторы и издатели прибегали к наивным обманам, которые, впрочем, сильно раздражали Катона того времени, Ѳ. Булгарина.

Так мы находим следующее небезынтересное замечание о книге „Обман или все дело в ширмах. Оригинальная комедия в 3 действиях. Сочинение В. Свешникова 1838 года 101 стр.".

„Первая половина заглавия", пишет Ѳ. Булгарин, „вполне справедлива, тут есть обман, но дело не в шир­мах, а в обертке. Комедия г. Свешникова ценсирована и напечатана в 1834 году. Теперь напечатана только новая обертка, на которой выставлен текущий 1838 год. Из этой вовсе не литературной проделки г. Свешников может на­писать другую плохую комедию: „Обман или все дело в обертке".

„Здесь кстати поговорить о подобных обманах — продолжает Ѳ. Булгарин — которые встречаются в нашей ли­тературе нередко. Если книга не идет и лежит в типографии, старый заголовный лист истребляют и заменяют новым, на котором печатают большими буквами: Издание второе. Критик с недоумением спрашивает: как это книга дожила до чести второго издания. Подлог может быть обнаружен только самым тщательным микроскопическим сравнением того издания с так называемым вторым, и при этом надо употребить дельного, смышленного и опытного фактора, ко­торый мог бы доказать, что все случайности, все особенности первого издания повторились во втором.

Подобные обманы вариировались. Так иногда прибегали и к таким приемам.

„Несколько лет тому назад“, читаем в „Северной Пчеле“ — „издавался в С.-Петербурге детский журнал, начатый Белизаром, продолжавшися под редакцией А. Н. Очкина и конченный А. П. Башуцким. Книгопродавец Поляков собрал оставшиеся отдельные книжки в 5 частей, приделал к ним безграмотное заглавие и продает теперь, как новость, добродушным читателям".

Конечно, появлялись и на русском книжном рынке такие сочинения, которые находили спрос и быстро раскупались.

Так 26 Марта 1829 года вышел роман Булгарина „Иван Выжигин", а уже 2 Апреля, т. е. менее, чем через неделю самодовольный Ѳ. Булгарин извещал публику, что приступлено ко второму изданию; не меньшим успехом пользовались романы Загоскина, из которых Юрий Милославский в течение года выдержал три издания. Издание стихотворений Пушкина 1826 года разошлось менее, чем в два месяца, по крайней мepe, Плетнев 27 Февраля 1826 года писал Пушкину об этом. Большой успех имл и Гоголь. Объявление о первом издании Вечеров на Хуторе близь Диканьки появилось 29 Сентября 1831 года, а 18 Июня 1832 года, т. е. менее, чем через год была открыта под­писка на 2-ое издание их.

Но, повторяем, подобный успех выпадал на долю очень и очень немногих произведений, и редкий из авторов Николаевской эпохи мог похвастаться третьим или четвертым изданием своих сочинений.

Не безынтересно будет привести здесь и следующий расчет, приводимый Плетневым об издании Мертвых Душ. Плетнев, этот вечный комиссионер наших поэтов Пуш­кина и Гоголя, сообщает Гроту следующие данные:

„Гоголь за исключением 75 экземпляров даровых и в цензуру, получил за прочие 2.325 экземпляров 3.527 р. 50 к. серебром. Уплатив в типографию 555 р. 78 к., чистой при­были ему досталось 2.971 р. 72 к. Экземпляры все уже про­даны, в том числе 1.200 экземпляров вытребованы в Москву.

 

II.

Однако, несмотря на вышеуказанные затруднения для книжной торговли — в Петербурге появлялись один за другим предприимчивые люди, которые пытались не только откры­вать книжные магазины, чтобы продажей книг наживать деньгу, но и развивать книжное дело, содействовать прогрессу русского общества — как говаривали в то доброе, отдаленное от нас уже более, чем полустолетием время.

Одним из первых деятелей на книжном рынке в эпоху императора Николая I надо бесспорно признать книгопродавца и книгоиздателя Адольфа Александровича Плюшара.*)

*) Наши данные, до известной степени, пополняют любопытную и интересную статью г. Андерсона в 1 № „Рус. Библ.“.

Сын выходца из Брауншвейга, типографщика Але­ксандра Плюшара, выписанного русским правительством в 1806 году для организования в Петербурге специальной фран­цузской типографии, — Адольф Александрович Плюшар не только продолжал и после смерти отца, сперва вместе с матерью, а потом и один, его деятельность, но развил ее до небывалых еще в Петербурге размеров.

Сначала Плюшар занимался библиотекой и типографией.

Библиотека вдовы Плюшар не отличалась чем либо особенным от других библиотек того времени, держалась лишь по инерции и уже в 1833 — 1834 годах была продана некоему Лури.

Большее внимание Плюшар обращал на полученную им в наследство типографию, которую он, действительно, улучшил настолько, что в 30-тых годах прошлого столетия она считалась безусловно лучшей типографией и на петербургской мануфактурной выставке 1832 года была удостоена награды — серебряной медали.

О словолитне Плюшара мы можем привести следующие современные известия.

„По части промышленной" — говорит обозреватель „Се­верной Пчелы" — должен упомянуть о прекрасной словолитне, устроенной А. А. Плюшаром; он привез с собой искусных мастеров, все инструменты и снадобья и, перелив все буквы собственной типографии, теперь работает на других".

В следующем — 1833 году — Н. Греч, отвечая на запрос одного из подписчиков по поводу „Северной Пчелы", пишет:

„Вы изъявляете опасение, что печать „Северной Пчелы" будет мельче, т. е. еще труднее прежнего для чтения. Теперь разуверьтесь: буквы гораздо крупнее прежних, но лист расположен так, что вмещает в себе ¼долей больше прежнего. Сим я обязан А. А. Плюшару, который отлил шрифт для „Северной Пчелы" в превосходной своей слово­литне". Расхваливая словолитню, Н. Греч, между прочим, упоминает и об отливаемых у него, т. е. у А. Плюшара, „металлических буквах для надписей на досках и вывесках".

Безусловно, к похвалам Н. Греча и Ѳ. Булгарина надо относиться несколько критически — они хвалили главным образом тогда, когда эта похвала приносила им выгоды. Но в этом случае, похвала соответствовала действительности — и словолитня, и типография Плюшара были поставлены на надлежащую высоту, что видно хотя бы из того обстоятельства, что Плюшар смог одновременно печатать и журнал „Библиотека для Чтения" и свой Энциклопедический словар — не говоря уже о ряде других, большей частью иллюстрирован­ных книг — для этого нужно было иметь болышие типографские средства.

Но, понятно, что не при помощи своей библютеки или типографии А. А. Плюшар сохранил свое имя в потомстве. Его заслуга и, надо сознаться, заслуга очень значительная, как вообще издателя, а в частности, издателя первого, по времени, в России Энциклопедического Лексикона.

С этим изданием А. А. Плюшар выступил в 1834 году, и в то время это предприятие называлось, как свидетельствует один из участников его В. В. Григорьев „левиаѳановским".

В самом деле Плюшар захотел не перевести какой либо заграничный энциклопедический словарь, а составить при помощи русских ученых самостоятельный энциклопедически словарь: все издание должно было заключать в себе 40 томов, быть издано в течение 6 лет и стоить по тому времени очень недорого: 180 руб. Дело на первых порах пошло как будто хорошо; уже в начале 1835 года Плюшар извещал, что имеется 6.335 подписчиков, — „все литераторы и кни­гопродавцы", восклицала с паѳосом спустя несколько лет „Северная Пчела" — „до сих пор не могут опомниться от неслыханного у нас успеха Энциклопедического Лексикона, имевшего более семи тысяч подписчиков. Это дело небы­валое и неслыханное на Руси". В конце 1835 года вышел 1-ый том словаря с буквой А.

Предприятие, как будто было хорошо поставлено, главным редактором был Н. И. Греч, издатель Северной Пчелы „человек, как говорится, съевший на издательстве зубы", приглашены были к участию все более или менее выдающиеся ученые, труд оплачивался потому времени более, чем роскошно: за лист оригинальной статьи платился гонорар 400 рублей ассигнациями, реклама была принята самая ши­рокая — но... но дело повелось так, что в 1839 году издание приостановилось за несостоятельностью издателя, а в 1841 году и окончательно прекратилось после выпуска уже администрацией над издателем XVIII тома.

В этой неудаче сыграли роль много причин. Виноват безусловно и сам Плюшар своим нехозяйственным, если так можно выразиться, ведением дела. П. С. Савельев, бывший в последние года главным редактором издания, сообщает между прочим следующий факт:

„О добросовестности Менцлова, одного из главных сотрудников словаря можно судить по одному образчику: в XV томe Энциклопедического Словаря есть статья Д’Аламбера, произведение оригинальное, в 400 р. за лист, с полной подписью имени автора Н. М. Но что же? Мало того, что эта статья не только переводная, она просто переписана с рус­ского же почти буквально и откуда же? Из первого же тома того же Энциклопедического Лексикона".

Этот факт — печатание дважды одной и той же статьи, под несколько измененным заглавием — показывает ясно, как легко относились к издательским деньгам сотрудники. Положим, и сам издатель не считал своих денег — повел широкую жизнь далеко не по средствам. Затем появились раздоры между главными редакторами словаря Н. И. Гречем и Сенковским — это столкновение довольно подробно описано самим же Гречем, но самой главной причиной была, ко­нечно, неразвитость нашего общества, которое еще не нуж­далось в таком начинании — как энциклопедический лексиком. Но едва ли справедливо мнение — которое поддерживается и в наше время, что будто бы неудача первого Энциклопеди­ческого Лексикона произошла оттого, что во главе его встали такие не либеральные (с нашей точки зрения) деятели, как Греч, Сенковский, что его рекламировал Булгарин и „Северная Пчела". И Греч, и Сенковский, наоборот, пользова­лись в свое время успехом, именно потому, что они отвечали требованию громадного большинства того времени. Это большинство было далеко от всяких новшеств, от всяких просветительных начинаний. Ведь надо помнить, что не одним Плюшаром делались попытки издать энциклопедический словарь — и все эти попытки оканчивались неудачей вплоть до наших дней, когда не только удалось издать энциклопедию Брокгауза и Ефрона, но и приступить к ее второму изданию.

Неудача с „Энциклопедическим Лексиконом", конечно, на много сократила издательскую деятельность Плюшара, он лишился собственной типографии, нуждался в средствах, но не оставлял своих изданий. К сожалению, до сих пор не составлено еще полного списка его изданий.

В 1850 году Плюшар начал издавать „Живописный сборник замечательных предметов из наук, искусств, промышленности и общежития. Том I. С.-Петербург 1850“.

Сборник — как говорилось в объявлении того вре­мени — был напечатан в 8-ую долю листа самого большого формата, на веленевой, гласированной бумаге, украшен 210 отличными политипажами разной величины и продавался в изящной, релифной, золотом отпечатанной обертке. Цена 5 р. с пересылкой 6 рублей.

Содержание этого сборника видно из следующего отзыва: „Два года времени и около 5 тысяч рублей серебром стал издателю этот один том, но за то есть чем и по­хвастаться. Книга эта, как сказочный ковер-самолет, пере­носит вас во все страны света и вы видите везде все самое любопытное и слушаете увлекательные рассказы, которыми наслаждаетесь и из которых поучаетесь без всякого утомления. В сборнике всего 86 разсказов“.

Преследуя культурные цели, Плюшар, конечно, не мог получить ничего, кроме убытка, и в последние годы своей жизни уже не торговал в своем роскошном магазине, помешавшемся на углу Невского проспекта и Морской улицы в доме, известном в то время под названием „дом с колоннами" — контора изданий Плюшара помещалась далеко от центра города, на Васильевском острове, в 8-ой линии в доме Кенига.

 

III.

Деятельность другого издателя, работавшего одновременно с А. А. Плюшаром, А. Ф. Смирдина более или менее известна, поэтому мы отметим только наиболее характерные черты. В последнем номере „Северной Пчелы“ за 1833 год появилась большая статья „Об общеполезном предприятии книгоиздателя Смирдина", в которой указывалось на предпо­лагаемое Смирдиным издание журнала „Библиотека для Чтения" — в этом журнале должны были принять участие все лучшие писатели того времени.

А через 10 лет — в 1842 году — в той же самой „Северной Пчеле" печатались условия, разрешенной А. Ф. Смирдину для поправления его расстроенных дел, лоттереи. Условия лоттереи были следующие: лоттерея без проигрыша, цена билету 5 руб. ассигнациями, стоимость книг поступающих в лоттерею достигала 300 т. р., вся сумма билетов 75 т. р. — т. е. уступались книги за 75%. Но кроме того на каждую тысячу билетов назначалась премия, состоящая из 314 названий книг на сумму 3½т. рублей ассигнациями.

Такие привлекательные условия лоттереи сделали свое дело — билеты были быстро раскуплены — но полученной суммы денег оказалось недостаточно для Смирдина, ему разрешили вторую лоттерею, которая прошла также удачно и все же не поправила дел Смирдина — он умер в крайней бедности.

Кроме издания журнала „Библиотека для Чтения" Смирдин оставил заметный след в истории русской литературы изданием полных собраний сочинений русских классиков, начи­ная с Ломоносова.

Магазин Смирдина долгое время помещался на углу Мойки, у Синего моста, в угловом доме Гаврилова, против нынешнего Мраморного дворца. В 1832 году Смирдин переехал на Невский проспект, в дом Петропавловской церкви, где и справлял свое знаменитое Новоселье, на котором были почти все петербургские писатели, подарившие Смирдину по предложению Жуковского — идеальная доброта которого сказа­лась и в этом факте — по какому либо произведению. Эти произведения, в общей сложности, составили три тома сборника, изданного А. Ф. Смирдиным, под заглавием „Новоселье".

После своей лоттереи Смирдин открыл, хотя и не на­ долго, свой третий магазин на Невском же проспекте, в доме Энгельгард, на углу Екатерининского канала (против нынешнего дома компании швейных машин Зингера).

После смерти А. Ф. Смирдина его сын пытался возобно­вить дело отца, открыв в 1854 году „свою собственную, книжную, так сказать, Смирдинскую торговлю" — подчеркивал в своей заметке Ѳ. Булгарин — „во вновь учрежденном им книжном магазине у Полицейского моста, в д. Коссиковского (вход с Мойки)" и, хотя, по уверению Булгарина, — „в первые дни новооткрытой торговли магазин продавал на 300 р. и более русских книг в день"! — Булгарин выражал изумление такому благоприятному обороту дел знаком восклицания — дело не пошло, и магазин сына Смирдина вскоре закрылся.

 

IV.

Как можно было видеть из вышеизложенного, и Плю­шар, и Смирдин испытывали кратковременный успех своей деятельности в начале 30-тых годов прошлого столетия.

Действительно, начало 30-х годов было кратковременным расцветом и русской литературы, и русского искусства. Несомненно, что на некоторые года жизни страны выпадает много событий, характеризующих данную эпоху. Может быть, конечно, что потомки, вспоминая прошлое, как-то невольно выделяют эти года, придают им особое значение, вследствие вообще врожденной человеку склонности ко всему таинствен­ному, мистическому. Как бы то ни было, но 1834 год при­надлежит к одному из таких годов.

В самом деле , он начался исполнением в первый раз на сцене Александринского театра гимна: Боже Царя Храни. 15 января на той же сцене была дана трагедия Кукольника „Рука Всевышнего отечество спасла". „Это", по отзыву „Сына Отечества" журнала того времени, „русская, дюжая, плечистая драма, долженствовавшая, по замыслу автора, сделаться патриотической, национальной пьесой" и сохранившаяся в памяти потомства главным образом потому, что послужила хотя кос­венною причиной закрытия „Московского Телеграфа", лучшего журнала того времени. Н. Полевой, редактор журнала, написал резкую статью и 5 апреля 1834 года „Московский Телеграф" был закрыт. Далее с 28 сентября 1834 года от­крылась для петербуржцев выставка картины Брюлова „Последний день Помпеи", причем в объявлении об открытии выставки говорилось, что „только прилично одетые будут иметь вход в Академию, нижние воинские чины, и чернь впу­скаема не будет". 1 января 1834 года вышел первый номер журнала „Библиотека для Чтения", который открылся стихотворением Пушкина Гусар, и наконец 1 сентября 1834 года в № 38 „Молвы" В. Белинский начал печатать свои „Литературные Мечтания".

Вот сколько крупных фактов из области литературы и искусства выпало на 1834 год и в каком прихотливом сочетании. И если драма Кукольника, картина Брюлова являлись апофеозом для царствования императора Николая I, то „Литературные Мечтания" говорили о пробуждающемся самосознании, о новых началах, на которых должна устроиться жизнь.

Да, прошло уже 75 лет, как появилась эта первая работа неистового Виссариона, и все-таки она все еще близка к нам, все еще жизненна.

Точно также можно отметить и 1836 год, он обилен литературными начинаниями. Правда, большинство из этих начинаний не перешло от слова к делу, но во всяком слу­чае они являются характерными для изучаемой нами эпохи.

„С удовольствием поспешаем сообщить публике", читаем мы в 1836 году “ — „приятную новость: мы слышали, что общество некоторых купцов намерено издать „Коммер­ческий Словарь" на русском языке. Это похвальное соревнование нашего купечества заслуживает совершенную призна­тельность соотечественников, желательно, чтобы успех вполне соответствовал важности сего предприятия. Нам сказывали, что в непродолжительном времени будет напечатано под­робное объявление с примерными статьями для Коммерческого Словаря и тогда откроется безденежная подписка дабы знать, сколько экземпляров потребно напечатать".

Этого объявления, насколько нам известно, не появлялось. Что же касается до указания на безденежную подписку, то это указание было вызвано цензурными распоряжениями того вре­мени, по которым подписка на сочинение, заключающее в себе не более 2-х томов может быть дозволена только по предварительному рассмотрению и одобрению всего сочинения. Если сочинение содержит в себе более двух томов, то можно было открывать подписку с приемом подписных денег только на половину сочинения, если же сочинение содер­жит много томов, то подписка дозволяется только на один том, впрочем не запрещалось автору открывать подписку безденежную.

В том же 1836 году были еще две попытки, также окончившиеся неудачно. О первой сообщали такие данные:

„Мы слышали, что общество молодых литераторов на­мерено издать „Биографический, Библиографический и Крити­ческий Словарь" русских писателей с портретами знаменитых отечественных прозаиков и поэтов. При каждом имени писателя будет краткая биография, его ученые и литературные труды, с изложением их достоинства и влияния, которое они имели на науку и литературу. Весь словарь будет состоять из двух томов, каждый в 25 листов. К словарю будут приложены портреты известных писателей, которые никогда еще не были гравированы, как-то: Лажечников, Брамбеус, Кукольник, Гоголь, Загоскин, Марлинский, Полевой, Павлов, Мерзляков. Вероятно, публика оценит этот труд по до­стоинству, ибо чувствует в нем прямую нужду. Перед словарем будет помещена краткая история отечественной литературы".

И этот труд не вышел в свет. Неудача эта, как нам кажется, разъясняется в переписке Плетнева и Грота, и опять таки зависила от цензурных затруднений. Грот, в своих работах по русской литературе, очень нуждался в биографических пособиях и спрашивал у Плетнева указаний, на что и получил характерный ответ, что подобных пособий у нас нет, да и вряд ли правительство разрешило бы подобный словарь.

Последнее начинание того же 1836 года, которое нам удалось розыскать, носило несколько американский характер и уже по одному этому было обречено на неуспех.

„Говорят, что здесь скоро будет заведена" — писала „Северная Пчела" — „Контора для переводов. Она будет заключать в себе значительное количество переводчиков, так что роман в несколько томов будет переведен в 2 — 3 дня".

Булгарин, конечно, был против этой затеи, говоря: „Мы всегда охотно хвалили всякое новое полезное предприятие, но в этом не видим никакой потребности и потому думаем, что акции этой конторы не будут в ходу и в высокой цене".

На переводы уже и в 30-х годах прошлого столетия смотрели косо, потому что переводили, главным образом, пи­сателей революционной Франциии. С течением времени этот взгляд принимал все более и более резкую форму и охра­нители того времени, ничто же сумняшася, помещали следующие отзывы о корифеях французской литературы:

„Ламартин, любимец прекрасного пола, изящный живописец сердец, для удовлетворения раздраженному самолюбию, спустил кровожадных собак для растерзания гражданского благоустройства"...

„Евгений Сю, завлекавший читателя живыми картинами своих морских романов и энергичных повестей, писанных им в молодости, теперь утопает в грязи социализма и коммунизма, и более нежели жалок — смешен".

А 9 января 1848 года граф Орлов, шеф жандармов, сообщил министру народного просвещения следующую высочайшую волю: Государь Император воспретил дальнейшее печатание русского перевода в Библиотеке для Чтения романа Дюма Memoires d’un medicin и принять на время вообще за правило, дабы главное управление цензуры, разрешая пропуск иностранных романов в Poccии, тогда же определяло, могут ли оные быть переводимы на русский язык с тем, чтобы из романов, кои не будут разрешены к переводу вполне, не было дозволено печатать и отрывков в русском переводе".

Но как бы следуя известному французскому выражению — plus royaliste que le roi même — Уваров, министр народного просвещения, сообщая о Высочайшей воле подведомственным ему цензорам, предписал им, чтобы „издатели переводимых на русский язык французских романов представляли ему (т. е. министру) заблаговременно заглавия переводимых ими романов так, чтобы к переводу и набору приступать уже по получению министерского разрешения".

Весьма понятно, что при таких взглядах контора для переводов существовать не могла.

 

V.

„Новая книжная лавка! — восклицает Булгарин, воз­можно ли? Да это почти такая же редкость, как белый слон!"

И все-таки эти белые слоны, во образе книжных магазинов, возникали один за другим. В 1835 году, в отмеченном нами неоднократно доме с колоннами, на углу Невского проспекта и Морской улицы, открылся еще один книжный магазин под громкой вывеской „Магазин новостей Русской словесности Ф. Ротгана".

Ф. Ротган до 1834 года торговал только иностранными книгами, а с этого времени, решил открыть торговлю и русскими книгами. Подтолкнуло Ф. Ротгана на это дело следующее соображение:

„Распространяющееся в отечестве нашем просвещение и умножившееся ныне в России издание книг соделывают необходимым учреждение на прочных основаниях такого книжного магазина, который, служа прямым посредником между авторами и публикой способствовал вместе с тем и изданию самих книг".

Ф. Ротган хотел избавить авторов от эксплоатации книгопродавцев. Он пишет в своем широко-вещательном объявлении:

„Ныне, авторы находятся в необходимости платить книгопродавцам за комссию редко 10%, но почти всегда 15% или 20%, а иногда и более из выручаемой от продажи книг суммы; выдача же денег сих часто производится, как известно многим авторам, по прошествии полугола, года и долее. Находя должным и справедливым не допускать столь невыгодных для авторов действий, я принял за правило, ведя в величайшей точности счетные книги магазина, иметь всегда в наличности все следуемые авторам суммы, выдавая оные по первому востребованию, хотя бы то было ежедневно, или отсылая суммы те по определенным срокам в назначенные места. При том магазин сей представляет себе за комссию какой бы то ни было книги по 10%, с газет и журналов по 5%, а с книг, имеющих предметом цель благотворительную ничего не будет полагаемо за комссию".

Объявление Ротгана интересно для нас указанием на те условия, которые ставились книжными магазинами авторам книг. Мы видим, что комиссионный процент за продажу книг в то время был ниже нынешнего: 20% считалось maximum’ом, но за то рассчетом книгопродавцы видимо не стеснялись и автору рангом пониже, с меньшей известностью, приходилось дожидаться рассчета подолгу.

Вообще же, издание книги в то доброе время стоило гораздо дешевле нынешних дней. Это видно из данных, сообщаемых Плетневым Гроту:

„Вот цены здешних типографий: если печатать 500 экзем­пляров, то лист обойдется в 27 р. ассигнациями с бумагой, если 1000 экземпляров то 49 рублей. За одну печать платят за лист 14 р. 40 к., бумага (хорошая) стоит 16 р. ассигна­циями стопа".

Из вышеприведенного рассчета по изданию Мертвых Душ Гоголя видно, что один экземпляр сочинения обходился в 23 — 24 коп. серебром.

Ротган окончил неудачей, но желание — учредить на прочных основаниях книжный магазин, который служа прямым посредником между авторами и публикой, содействовал вместе с тем и к изданию сих книг, оставалось — и 1 Ноября 1842 года некто А. Ольхин открывает на Невском проспекте, против площади Александринского театра в доме купца Заветного, новый магазин, сопровождая открытие слeдующим заявлением:

„Желая споспешествовать деятельности книжной торговли и успехам Русской Литературы, торговый дом под фирмой А. А. Ольхиной, имея в кладовых своих огромный запас лучших русских книг и иностранных и присоединив к сему значительный денежный наличный капитал, открыл книжную торговлю, которую намерен вести в больших размерах на следующих условиях:

1) по обоюдному соглашению с издателями журналов и по­ временных изданий станет заниматься хозяйственными и механи­ческими частями журналов и повременных изданий, а равно бе­рется быть посредником между литераторами для сосредоточения их трудов в сих журналах и повременных изданиях, представляя при сем всякое с своей стороны обеспечение.

2) станет приобретать покупкой рукописи оригинальных сочинений и переводы для издания их в свет, не иначе, как соображая успех предприятия со взаимными пользами.

3) станет брать на комиссию книги и рассчитываться и платить по первому востребованию.

4) удовлетворять все требования по части книжной тор­говли как жителей столицы, так и провинции.

5) ручается за исправный выход тех журналов, кон­торы которых у него находятся.

6) учебные заведения при требовании руководств получают уступку.

И это предприятие постигла та же участь. Правда А. Ольхину удалось издать даже каталог своих книг, каталог в на­стоящее время являющийся чуть ли не единственным библиографическим пособием для книг, изданных в конце 30-тых — начале 40-ых годов прошлого столетия, а затем наступила развязка и Ольхин должен был, подобно своим предшественникам Плюшару и Смирдину, передать свое дело более практичному книгопродавцу, который на первый план ставил „не просветительные начинания, не споспешествование деятельности книжной торговли", а просто напросто свой личный барыш.

Косвенно, магазин А. Ольхина влиял на временное понижение цен на многие книги. Дело в том — как пишет Ѳ. Булгарин — С. Пч. 1853 № 224 — что покойный книгопродавец Ольхин предоставил все книги своего магазина и кладовых на удовлетворения кредиторов, исключив из этого числа писателей, которые вверили ему на продажу сочинения. Остатки книг от укомплектования двух книжных магазинов, образовавшихся на развалинах магазина Ольхина, продавались по вольным ценам, т. е. по 10 к. за 1 р., а иногда и дешевле. Особенно пострадал Ѳ. Булгарин и Н. Греч — издания которых были у Ольхина. Это обстоя­тельство вызвало у Ѳ. Булгарина следующие горькие строчки: Нет, вернее возделывать картофель или переписывать „понеже" и „поелику" — чем заниматься литературой.

Книжным магазином А. Ольхина и оканчиваются для Николаевской эпохи попытки вести книжное дело en gros. Мы не касались в нашем изложении книжного магазина Глазу­новых, главным образом потому, что деятельности этого магазина посвящены две работы — анонимный очерк, изданный к столетнему юбилею магазина и роскошно изданное исследование Н. Лисовского, носящее название: „Краткий очерк сто­летней деятельности типографии Глазуновых в связи с развитием их книгоиздательства 1803 — 1903 г.г."

Магазин Глазуновых был чуть ли не единственным книжным магазином, не испытавшим краха. Кроме того, что владельцы его обладали солидным капиталом, в рассматриваемую нами эпоху они не задавались теми целями, которые преследовали и Плюшар, и Смирдин, и Ольхин, а выбрали более выгодную специальность — печатать преиму­щественно учебные книги, атласы, географические карты, употреблявщиеся в учебных заведениях и будучи комиссионерами по рассылке книг Министерства Народного Просвещения, Святейшего Синода и Министерства Государственных Имуществ, доставлять книги в учебные заведения, подведомственные этим Министерствам.

Учебники и в то время были, конечно, более надежным товаром, имеющим определенный спрос, чем Энциклопедический Лексикон или Панорама Плюшара или даже какой-нибудь литературный журнал.

Из более мелких явлений книжного рынка того времени укажем еще на ряд магазинов. Так в 1850 году все книги Эйнерлинг (в доме Глазунова над Милютиными рядами) в числе 50.000 раздавались в годовой кредит. Покупа­тель мог брать книги с уплатой в течение года — но и этой льготой не воспользовался петербуржец, как будто давая вполне определенный ответ на вопрос, который задал в 1849 году Ѳ. Булгарин:

„А книгу или журнал куда прикажете причислить — к роскоши или к потребностям?"

Еще ранее Эйнерлинга, к удешевленному способу распро­дажи книг прибегнули старейшие книгопродавцы Петербурга: Вейер, Греф и Бемгизер. Они открыли в 1831 году на Морской улице против дома Коссиковского Центральную книжную торговлю по уступочным ценам — дело тоже не пошло.

Но если книжные магазины, отвечавшие или вернее стремящиеся к идеалу книжной торговли, терпели фиаско — в Петербурге во время царствования Николая I процветали буки­нисты, которые не только торговали в своих лавках, поме­щавшихся там же где и теперь, т. е. в Апраксином и Александровском рынках и на Литейной улице, но и ходили по домам с мешками книг.

Торговали эти букинисты баснословно дешево. Мы имеем такое свидетельство современника. Иван Васильевич Росновлеенко пишет в 1831 году из Петербурга в Харьков к своему приятелю, будущему академику, Срезневскому:

„Дело пошло о книгах. Не лишне будет, если я тебе скажу, что купил на 47 рублей 60 копеек ассигнациями следующие книги: Северные Цветы за 1825 — 1831 годы, Северный Архив на 1825 год, Невский Альманах на 1828 и 1830 год, Альцион на 1831 год, Наталью Долгорукую Козлова, жур­нал Аладина С.-Петербургский Вестник и журнал Соревно­ватель Просвещения на 1825 год. И все книжки, как с иголочки чистенькие, даже не разрезанные. На толкучем рынке книжных лавок несколько десятков. Там нахо­дятся книги на всех языках и очень дешево."

В этом письме — оно датировано 1831 годом, — очень любопытно указание, что альманахи, вышедшие даже в том же 1831 году, можно было получать у букинистов с громадной скидкой.

Весьма понятно, что настоящие торговцы книгами должны были терпеть убыток. Но вот вопрос, на который мы, к сожалению, не нашли ответа, как попадали в руки букини­стов только что вышедшие издания?

Еще хуже обстояло дело с торговлей иностранными кни­гами. До 1831 года, например, существовало правило выре­зывать из книг те страницы и листы, которые иностранная цензура находила невозможным пропустить для русских чи­тателей и только с этого года, по предложению одного из цензоров, действительного статского советника Котакози, пере­стали вырезывать и стали вымарывать особой краской нецен­зурные места. Понятно, что испорченные книги не находили спроса. Затем всеми способами преследовали продажу нецензурных книг — надо сознаться продажу, в широких размерах практиковавшуюся во все царствование Николая I. Кроме рассылки соответственных циркуляров, прибегали к мерам полицейского воздействия: опечатывали магазины и производили самый тщательный осмотр книг. Меры эти, конечно, не достигали желаемых результатов, но служили большим тормазом для торговли.

Такова безотрадная картина положения книжной торговли в эпоху царствования Николая I и лучшей характеристикой ее служит следующее место из той же „Северной Пчелы" за 1850 год:

„А вы, почтенные господа книгопродавцы, живите и на­слаждайтесь надеждой. Авось и к вам зайдут, авось и у вас спросят чего-нибудь, авось и купят! Древние язычники, воздвигая храмы Надежды, изображали ее в виде прелестной, вечно улыбающейся богини. Для нас, пишущей братии, и для вас, господа книгопродавцы, превращающих наши умы и умишки в товар, — храмы надежды — книжные лавки. Беда в том, что жертва тощая...

П. Столпянский.

 

 

 

ЗАМЕТКИ О РУССКИХ ИЛЛЮСТРИРОВАННЫХ КНИГАХ.

II.

Азбуки 1760 — 1860 г.г.

Среди иллюстрированных изданий одно из важных мест занимают, если не по художественности рисунков, то во всяком случае по количеству, детские книги вообще.

До сих пор детские книги незаслуженно пользовались пренебрежением как со стороны коллекционеров, так и со стороны любителей изящных изданий.

Между тем, при всей кажущейся незначительности этих изданий, на самом деле, знакомясь с ними ближе, находишь весьма много интересного. Конечно, есть масса детских иллю­стрированных изданий, особенно 1830 — 40 г.г., с крайне гру­быми, лубочными в худшем смысле, литографиями и ксилографиями, где не смотря на подписи, не разберешь, что именно нарисовано на картинке; кроме того, есть много изданий, где прямо вставлены иностранные, полученные готовыми из-за границы, лито и ксилографии, не представляющие никакого инте­реса для нас, русских. Но есть и очень интересные лубочные иллюстрации, вполне своеобразные, русские, изображающие разные бытовые сцены, одежды, здания и т. д. того времени, к которому они относятся. И именно потому, что они предназна­чались для детских книг, в этих иллюстрациях нет того прикрашивания, подражания западно-европейским образцам и господствовавшей в то время моде, которые может быть и невольно, независимо от художника, сказывались все-таки в рисунках, предназначавшихся для так называемой, большой публики, во всех альбомах Плюшара, Орловского и др. Например посмотрите „Драгоценный подарок детям, или Российская азбука, с некоторыми нужнейшими понятиями, М. тип. Кирилова, 1842 г., 12°“, на стр. 5 —32 изображения разных разнощиков — правда, довольно грубые ксилографии, но зато очень характерные и жизненные, или в другом издании: „Драгоценный подарок детям или русская азбука, Спб., 1843 г., 16°“ или „Новая и полная Русская азбука, содер­жащая в себе постепенное изучение чтения,... М. 1854 г., 8°, изд. Д. Шарапова", — тоже изображения разнощиков, хорошие гравюры, очень своеобразные и характерные.

Но среди азбук и детских книг есть издания, положи­тельно отличающиеся своим изяществом и красотой своих иллюстраций. Для примера приведу: „Великолепная русская азбука. Подарок для детей, № 1, у издателя, надворного советника Ст. Гуро, Спб. (ц. р. 22 — II — 1844 г.), 8°“, — издание очень изящное — все страницы в рамках, много виньеток, заглавных букв с рисунками и украшениями, заставок и т. д.

Очень хороши гравюры и виньетки в следующих изданиях: „Бесценный подарок детям или новейшая Российская азбука, М. 1821 г., издание второе, Селивановского" (виньетки на стр. 3 и 49, стр. 3, 20 и 25) „Драгоценный подарок или Российская азбука для детей... Орел, тип. Сытина, 1827 г. 8 “ „Новая гражданская Росийская азбука, М. тип. Семена 1819 г., 8°“ — „Российская азбука для обучения юношества чтению. Спб. при Академии Наук (1770 г.)“ с прелестными гравированными виньетками и др.

В настоящей заметке приводится описание около 90 №№ азбук, кроме того указывается еще на 58 №№, которые из­вестны лишь по заглавиям, или которых попадались только не­ полные экземпляры. Конечно, это наверное далеко не все, вышедшие в России азбуки с иллюстрациями, но именно эти книжки, детские вообще, а азбуки в особенности, очень редко попадали в каталоги, по выходе же, попадая в руки ребят, очень быстро истрепывались и пропадали бесследно.

Совершенно случайно только могли сохраниться единичные экземпляры в таких библиотеках, как Императорская Пуб­личная и Академии Наук. Да и там их сохранилось немного, в частных же библиотеках их почти совсем нет, по крайней мере в существующих описаниях указаний на азбуки не встречается.

Если же, может быть, у кого нибудь и имеются старинные азбуки с иллюстрациями, то узнать об этом очень трудно, так как большинство наших любителей книг принадлежит к числу библиотафов, т. е. „зарывателей" книг, главная цель и удовольствие которых заключается в том, чтобы, приобретя редкую и интересную книгу, поставить ее к себе в шкаф под замок, никому не показывая, и не только не описывая, но не давая и другим описывать их.

Насколько наши библиофилы отзывчивы, видно например из следующего: года 2 тому назад, приступая к описанию русских иллюстрированных изданий, я обратился в журнале „Старые Годы" с просьбой к г.г. владельцам библиотек сообщить мне сведения об имеющихся у них старых иллю­стрированных изданий. И я не получил ни одного указания, или сообщения ни от одного библиофила, ни одного предложения осмотреть библиотеку. И теперь, я знаю многих любителей в Петербурге, у которых имеются большие библиотеки иллюстрированных изданий — и не могу добиться разрешения описать их.

Все-таки еще раз обращаюсь с покорнейшей просьбой ко всем владельцам библиотек, у которых имеются иллюстрированные издания, не отказать сообщить мне, не могу ли я получить доступ к их книжным сокровищам, для дополнения и исправления моей, наполовину конченной уже, работы, описания русских иллюстрированных книг с 1740 по 1860 г.г. Сообщать прошу в редакцию журнала, на мое имя.

Возвращаясь к обозрению русских иллюстрированных азбук, надо прежде всего заметить, что, собственно говоря, их можно по характеру иллюстраций разделить на несколько типичных групп.

Так, первый тип, очень редкий и оригинальный, это выходившие в 1810 — 1820 г.г. азбуки на отдельных карточках, „Азбучные игрушки". Это, собственно говоря, не азбуки, а лишь собрание рисунков на каждую букву алфавита, хотя они и могли служить вспомогательным средством для обучения азбуке. Самая знаменитая из них, так называемая Теребеневская азбука имеет такое заглавие: „Подарок детям в память 1812 года" и заключает в себе 33 листка каррикатур на Наполеона и Французов в 1812 году, расположенных по буквам алфавита. По указанию Ровинского, перепечатавшего эту азбуку в 1880 году, был и 34 листок — профил Напо­леона, но я в виденных мной экземплярах означенного листка не видал.

Но едва-ли не более редки другие „Азбучные игрушки", не пользующиеся такой известностью, как „Теребеневская азбука", но известные лишь по указаниям у Сопикова и Плавильщикова, в продаже ни разу не встречавшиеся и в Публичной и Академической библиотеке не найденные, это „Азбучные детские игрушки, изображающие на картах литеры... с присовокуплением рисовальной азбуки". М. 1805 г. (Соп. 1900) и „Азбучные детские игрушки, состоящие из 40 выгравированных карт, изображающих Российские, Французские и Немецкие литеры... с присовокуплением рисовальной азбуки, изданные А. Ширяевым. М. 1810 и 1811 г.г. (Соп. 1901 и Плав. 3604).

Известно еще в Спб. издание 1808 года: „Азбучные детские игрушки, или легчайший способ выучиться читать по фран­цузски, немецки и русски". Сколько было в этом издании листков — неизвестно.

В Публичной библиотеке я нашел только следующие из­дание: „Азбучные детские игрушки или изображения народов, обитающих в разных частях света, М. 1826 г. 16°", 32 листка, и „Живописная азбука, или Российско-немецко-французские склады... на 32 гравированных картинках, изображающих разные любопытные предметы. М. 1838 г., 16°, в футляре.

Были ли еще издания такого характера, мне неизвестно, так как указаний в каталогах больше не нашел. Если у кого либо имеются указанные или какие либо другие, похожие, издания — убедительнейше прошу не отказать сообщить мне об них.

Переходным типом от этих азбук на отдельных листках, без текста, к обыкновенным азбукам служат очень многочисленные азбуки, к которым приложено по 32 отдель­ных листка с рисунками на каждую букву. Среди этих азбук некоторые отличаются довольно хорошим исполнением рисунков и интересны с бытовой и историко-культурной стороны.

Таковы „Драгоценный подарок детям или Русская азбука Спб. 1843 г. 16°, „Детский наставник или полная российская азбука, украшенная 32 картинками... Спб. 1819 г. 8°. „Наставник детей или подарок в Новый год, содержащий в себе: Российскую, Французскую и Немецкую азбуку... Спб. 1813 г. 8° и т. д.

Но затем количество отдельных листков сокращается, рисунки помещаются по 2, по 4 на лист, потом уже ри­сунки переходят, в текст, и помещаются обыкновенно на первых страницах, нумерованных, по 4 — 8 рисунков на обеих сторонах, и переходят в ужасные лубочные кар­тинки, как в московских азбуках 1840 г.г. изд. Кирилова.

В очень многих азбуках прибавляются фронтисписы, гравированные, изображающие или школу, или (излюбленный Сютур) Афину-Палладу, с детьми в школе или ведущую их к храму Знания, и тому подобные сюжеты.

В очень многих азбуках, кроме картинок на буквы, прилагается еще несколько рисунков из Священной истории Ветхого и Нового Завета, очень часто также листки с изображениями животных, большей частью очень грубой работы, а также рисунки к помещаемым в азбуках рассказам и басням. Все эти рисунки более или менее одно­образны, повторяются и заимствуются в азбуках разных изданий, Спб. и Московских и разных издателей; и в 1820 г.г. и в 1840 г.г., встречаются одни и те же клише.

Есть еще несколько азбук, с гравированными виньетками над текстом, очень хорошенькими, как например „Российская азбука для детей, с присовокуплением правил грамматических, о правописании с прописями и фигурами для рисования, издание второе. М. 1816 г.“ и „третье издание М. 1817 г. 8°“. Сюда же относится и „Российская азбука для обучения юношества чтению, напечатанная по Высочайшему повелению, для общественных школ. Спб., при Имп. Акад. Наук (без года, около 1775 г.) 8°“ с 2 прелестными, гравированными на меди, виньетками.

Одним из сильно сбивающих и мешающих при реги­страции азбук обстоятельств является то, что заглавия их во 1-х приводятся в каталогах крайне сокращенно, почти всегда неверно, так, что даже имея в руках издание и указание каталога, не всегда можно с уверенностью сказать, что это одна и та же книга, во 2-х — очень часто на 1-м, 2-м заглавном листе и обложке стоят разные подписи, напри­мер — обложка (или папка печатная) „Русская азбука с картинками“, гравированный заглавный лист. — „Полезный подарок детям и т. д.", печатный заглавный лист. — „Новая и полная российская азбука"...

Вот тут и разберитесь, особенно если в одном каталоге она будет указана как — „Русская азбука", в другом — „Полезный подарок", и в третьем — „Новая российская азбука".

Н. Обольянинов.

 

1. Азбука для малолетних детей или легчайший способ обучать Российской грамотe. А. К. М. тип. Ив. Смирнова 1839 г. 8° з. л. 3 - 6 , 17 - 50 стр.

Стр. 7 — 14 (ненум.) по 4 изобр. „А. Ананас — Ф. Фаэтон" (32 изобр.).

Издание второе М. тип. Лазар. Инстит. 8° 1839 г. з. л. с изобр. глобуса; 3 — 48 стр.

Издание третье. М. тип. И. Снегирева, 1840 г., изобр. те же.

Издание 5. М. тип. И. Смирнова 1843 г., 8° з. л. 3 — 50, I нен. стр. 1 з. л. — „Аз есмь свет Mиpy".

Стр. 3 — 6 азбука прописная, сангвиной; стр. 7 — 14 тe же изображения.

 

2. Азбука для малолетних детей, с мо­литвами, нравоучениями, новое издание. Спб. тип. Глазунова 1845 г., 8° з. л., 3 — 64 стр.

1. Аист-Козак (10 изобр.). — 3. Херувим-Этна (9 изобр.), 3 гравирован, складн. листа.

 

3. Азбука, приспособлен. к постепенно­му развитию детских понятий и укра­шенная политипажными изображениями. М. т. А. Семена, 1836 г., 8° 2 з. л. 5 — 92 стр. (обл. — id.).

 

4. Азбука с картинками для прилежных детей № 2. Спб. изд. В. Генкель, (обл. тоже, с датой: 1854), 12° лит. з. л. 2 л. н. 5 — 21, 3 н. стр.

1. А. Аист и т. д. (4 изобр.). — 7. Щ. Щ ука и т. д., (3 изобр.) всего 27 изобр. на 7 лист, хромо-лит.

 

5. Азбучные детские игрушки или изобра­жения народов, обитающих в раз­ных частях света. Сии азбучные игруш­ки рассматривал магистр Иларион Васильев. М. 1826 г. декабря 13. 32 (с загл.) листка, раскраш. изобр.

1. Арабка и бедуанин. 2. Бирманский бунжи с женой. 3. Варварийцы. 4. Грузин и грузинка. 5. Дон­ской казак и козачка. 6. Жители Конго в Алжире. 7. Египтяне. 8. Земли огненой жители. 9. Индийцы. 10. Ирокезы. 11. Кореяне. 12. Римская знатная жен­щина. 13. Мандарин и Китайская знатная женщи­на. 14. Ново-голландцы. 15. Отаитн острова жители. 16. Персияне. 17. Русская молошница. 18. Сиамцы. 19. Татары. 20. Улан. 21. Фелупы в Нигриции. 22. Хлебная торговка в Китаe. 23. Цейландец и Цейландка. 24. Черкесы. 25. Шарлатан. 26. Щеток продавец. 27. Ъ, Ы, Ь. Сии буквы безгласные. 28. Ездок Милетской. 29. Эскимосы. 30. Ютто- ваэры (?). 31. Японец и Японка. Внизу: А Аз. Б. Буки и т. д.

6. Азбучные детские игрушки на трех языках: Российском, Французском и Немецком, изображающие предметы из естественной истории, 1832 г. (Цензор Цветаев).

27 раскраш. гравюр с подписями на 3-х язы­ках. 1. A, a, A-Aннушкa-Anette-Annette. — 27. Ъ, Ь, Ы, Ѣ, Э, Ю, Я, Ѳ — Ястреб-Un Milan-Der Habig.

 

7. И. Башмаков. Новая русская азбука (I з. л.). Русская азбука, с присоединением азбуки церковно-славянской, молитв и примеров для чтения и т. д., издание Д. Трегубова. М. в типогр. скоропечатания В. Кирилова. 1848 г. 12°, 2 з. л., 5 — 142 стр.

Стр. 9 — 24 — по 2 изобр. литогр. черн., всего 32 изобр., есть виньетки в тексте.

 

8. — Азбука русского языка составленная по лучшей методе здесь содержатся: молитвы, краткая священная история для детского возраста с литографирован­ными картинками. М. 1853 г., 8° 2 з. л., VIII. 162 стр. (папка с украш. зол. и крас. — („Азбука русского языка").

1 - 8. 8 л. с раскр. изобр.: А. Азбука, Д. Дети, И. Игры, Н. Ноши, С. Сани, X. Хижина, Щ. Щиголиха, Ю. Юноши по 4 изобр. на л., 9. Анекдот из детства Александра I. 10. Первый торговый корабль в Санктпетербурге. 11. Три мальчика. 12. Малень­кая собачка роза. (Раскраш. литографии).

 

9. — Корзинка цветов для детей. Пол­ная русская азбука со слогами, и слова­ми постепенно приготовляющими к чтению, с примерами, с приложением картинок для букв. М. 1857 г., 12° 2 з. л. 5 — 84 стр., ч. I. 16 л. литогр. А. Аршин, — Я. Яблоки. 2-ое изд. М. 1859 г., 12°, 2 з. л. 5 — 84. 2 з. л., 1 н. л. 7 — 105 стр.

8 л. литогр. изобр. по 4 на л. А. Азбука, — Ю. Юноша.

 

10. Бесценный подарок детям или новейшая российская азбука. М. 1828 г.. 8° з. л.— 3 — 108 стр.

1. Потоп, 2. Сотворениe Mиpa. 3. Рождество Хри­стово. 4. Лев. 5. Волк, Лисица, б. Слон, Осел. 7. Олень, Медведь. 8. Орел, Попугай. 9. Павлин, Лебедь. 10. Сова, Кит. 11, 12, Прописи.

 

11. — Бесценный подарок детям или новейшая Российская азбука, содержа­щая в себе все нужные и полезные познания для детей. Издание второе. М. т. Селивановского, 1821 г., 8° з. л. 3 — 56 стр.

1. Фронтиспис — дети и статуя, 2. О сотворении света. На стр. 49 гравир. виньетка.

 

— Издание того же года и издателя. 3. л. 3 — 106 стр.

1. Фронт. — гений влетает в окно. 2. Грав. загл, л. с виньеткой. 3. Сотворениe света. 4. Слон. 5. Лев 6. К читателю. 7. Стр. 77. Собака и ее по­друга. 8. Стр. 80. 9. (Размер челов. туловища). 10. (Рука, лицо).

 

— Издание третье. 8°, М. 1822 г., з. л. 5 — 11 стр.

1. Фронтиспис — дети у статуи. 2. Петух. 3. Павлин. 4. Сотворениe света. 5. Потоп. 6. О рожде­стве I. X. 7. Bocкpeceниe. 8. Coшествиe Св. Духа. 9. Иоанн. 10. Верблюд. 11. Носорог. 13 — 16. Аз­ буки. 17. Начальные основания. 18. Глаз. 19. Губы. 20. Длина губ. 21. Ухо. 22. Ухо всегда, 23. Ступня. 24. Длина ноги. 25. Для удобнейшего рисования. 26. В разделенном.

 

— Издание четвертое. М. 1826 г., 8° з. л. 1 л. н. 3 — 108 стр.

Обложка — id. с виньетом, виньетки — стр. 7, 25, 29. 1. (гр. з. л., как в изд. 1821 г.). 2. (frontispice тоже). 3. Таблица, показывающая заглавных. 4. Сотворениe света (2 рис.). 5. Авраамово гостеприимство. 6. О зависти Саула. 7. Благовествование. 8. Страдание и смерть. 9. I. 10. 11. Обыкновенный петух. 12. К читателю. 13. Собака и ее подруга. 14. Заяц и еж. 15. Размеры туловища. 16. Руки и ноги. Гравюры.

 

— Издание третье. М. 1824 г., 8° з. л., 3 — 56 стр.

1. Frontispice — дети у статуи. 2, Сотворение света, виньет. — стр. 3.

— М. 1824 г., 8° з. л . 3 — 107 стр. Виньетка стр. 3 — другая, виньетка стр. 21 и 25, рисунки как в изд. 1826 г. — № 1,2, 4, 5, 6, 7, 8 —14.

 

— Издание пятое. М. 1828 г., 12° з. л., 101 стр.

1. Фронтиспис, (дети у статуи). 2, 3 и 4. — Та­блица, показывающая заглавных литер азбуки.

 

12. — Бесценный подарок милым и прилежным детям или новейшая рос­сийская азбука. М. тип. Лазарева инстит. 1835 г., 8° з. л., 3 — 78 стр.

1. Фронтиспис — мальчик в школе. 2. Та­блица 1. А. Арон — 27. Ц. Цепочка. 2. Стран, с 27 крашен, гравюрами.

 

13. — Бесценный подарок примерным детям или новейшая российская азбука в пользу юношества с картинами. Соб. и издал А. К. М., т. Решетникова, 1829 г., 12° з. л. 3 — 60 стр.

1. Фронтиспис, дети играют у статуи. 2. А. Ананас. — 5. Ѣ. Ѣздок. 6 — 11. Азбуки и таблица умножения. (Обл. id., на обор. 4 строки текста с виньеткой).

 

14. Бурьянов, В. Новая энциклопедическ. русская азбука и общеполезная детская книга чтения. Спб. 1838 г., 12° з. л. Ill — XII. 359 стр.

1. Краш. литогр. з. л. Новая русская азбука, (виньетка — мать с 2-мя детьми). 2. А, Б, В. — Араб. — 11. I, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Э. Ѳ. — Iероглифы. 11 раскраш. литогр.

 

15. Великолепная русская азбука. Пода­рок для добрых детей. № 1 у изда­теля, надворного советника Ст. Гуро, Спб. (ценз. пом. 22 — 11 — 44 г.), 8° з. л., 3 — 32 стр., (обл. — id.). Bсе страницы в гравир. на дереве рамках, с виньет­ками и украшениями.

 

16. Греческого языка начальное познание. Азбука греческая изд. Павел Антонович. М. 1797 г., 4°, ч. I, — з. л. 3 н. л., V, 1 л. н., VIII стр., 5 стр. (грав. греч. азб.) 39 стр., ч. II — 2 з. л. 95 стр., ч. III — з. л. 101 стр., 1 л. н.

1. Фронтиспис (подпись на греч. яз.). Kadmos Ellesi grammata komizoi. 2. гр. з. л. Греческого языка начальное познание и на гр. яз. Начало половина всего, и на гр. яз. с виньеткой. 3. К стр. 9 — (три ангела). 4. стр. 13. — (Моисей на горе синайской), Ч. II — 1 з. л. — Palamedes о Eleates, Ч. Ill — 1 з. л. — Aisopos madois и т. д., 2. стр. 101 — виньет. Poideia kai arete и т. д.

 

17. Гуслистый Ал. Способ обуч. детей чи­тать по русски без заучивания складов, в самое короткое время (30 часов), издание второе с приложением четырех гравированных и иллюминованных картинок. Спб. 1831 г., 8° з. л., 97 стр. I н. л., 3 н. л.

1. Старик чертит на доске, мужчина стоит, на полу скрипки и книги. 2. Две женщины перед столом с деньгами. 3. Петух. 4. Мартышка и очки (краш. гравюры).

 

18. Гутт, М. Полная российская азбука. М. 1824 г., 8 з. л. Ill, IV, 5 — 84 стр.

1. № 1. — Таблицы для произношений. № 2 — Та­блица по которой ученик. 2. № 3. — Таблицы для замечаний.

 

19. — Самоучитель или полная poccийская азбука, составленная по новейшей методе и с новыми до сих пор не­известными облегчениями. М. тип. Семена. 1822 г., 8° з. л. Ill — IV, I н. л., 9 — 151 стр. I н. л.

1. 1 урок для литер, составленных из знаков. 2. 2 урок... (двухсторонн. л. с 13 изобр.). 3. 3 урок... (с 14 изобр.). 4. 4 урок.. (гравюры на деревe).

 

— Издание второе. М. 1830 г., (виньетка, 3 ученика за столом).

1 — 9. Tе же. 10. Фронтиспис. — Единым словом. 11 и 12. Змей соблязняет. (4 изобр.). 12. Ной строит ковчег. (4 изобр.). 13.Благовещение. (4изобр.). 14. Иисус между мудрецами (4 изобр.). 15. Показывают народу. 16. Блудный сын. (4 изобр.). 17. Прилежные дети к чтению. 18. 2. Примеры, трудолюбие. (виньет.). 19 — 28. 3. 12. (Образцы чистописания). 29. Ст. 112. — Александр Первый. (12 портретов).

 

— Издание тpeтьe . М. 1826 г., 8° з. л., 1 н. л., Ill — V, 9 — 153 стр.

1. Учительница в креслe за столом, 1 ученица стоит с книгой, 3 сидят. 2 — 3. Как в 1 изд. 4. К читателю. Петух и алмаз (5 изобр.). 5. 5 Лев и мышь (5 карт.). 6. 10. Орел и сорока (5 карт.). 7. Ст. 112. Алексаидр I, (12 изобр.). 8. Ст. 117. Царица Ольга в 955 году. 9. Избраниe на царство Михаила.

 

20. — Полный самоучитель или российская азбука по новейшей методе. М. 1822 г., 8° з. л., Ill — V, 1 л. н., 9 — 151 стр.

1. 1-я урок для литер. 2. 3-й урок для литер. Изображ. гравиров. на дереве.

 

21. Драгоценный подарок детям или но­вая и полная российская азбука. Издание третье. М. 1818 г., 8° з. л. и 94 стр.

1. О сотворении света. 2. Лошадь. 3. Овца, 4. Лев. (По 3 рис. на 3-х посл, листах).

 

22. — Драгоценный подарок детям или новая и полная энциклопедическая российская азбука, с сокращенным понятием о всех науках, с гравирован­ными картинками. Орел, Сытина, 1827 г., 8" з. л. 3 — 123 стр.

1. Фронтиспис. 2. А. Ананас. — 9. Этна. (по 4 изобр.). 10. Покорность. 11. Моление. 12. Святое Се­мейство. 13. Bce проходщие. 14. К читателю. (6 карт.). 15. Собака. (6 карт.). 16. (6 карт.) и 4 л. прописей. 2:1. — Драгоценный подарок детям или новая российская азбука, содержащая в себе молитвы с гравированными кар­тинками. Издание одиннадцатое. Спб. 1831 г., 12° з. л., 3 — 59 стр. С 2-мя та­блицами.

 

— Издание тринадцатое, з. л. 3 — 67 стр., с 2-мя таблицами и виньетк. в тексте, грав. на дереве. Спб. 1836 г.

 

24. — Драгоценный подарок детям или новейшая и полная российская азбука, содержащая в себе новый способ учения. Пятое издание. М. у Логинова, 1828 г., 8° з. л., 3 — 110, II стр.

3 грав. листа: 1. „Единым словом все сотвори", раскраш. 2 и 3. Раскрашенные таблицы с 27 изобр. Под текстом виньетки грав. на дереве.

 

— Издание седьмое. М. 1832 г., з. л., Ill — V, 7 — 117 стр. 1. Таблица. 2. А. Араб. — 9. 3 . Этна, по 4 изобр. на листе.

 

— Издания 1843, 1844, 1845, 1846, 1848 и 1849 г.г., почти без перемен рисун­ков.

 

25. — Драгоценный подарок или Рос­сийская азбука для детей, заключающая в себе; как старый так и новый метод учения... с гравированными карти­нами, Орел, в типографии Сытина, 1827, 8° з. л. 3 — 64 стр.

1. Фронтиспис, 2 — 5. А. Арарат, — Ш .Шпага (по 8 изображений, гравиров.). 6. Покорность к Богу. 7. Моисей на rope. 8. Святое семейство и 9. Вси проходящий путем. (Виньетки на стр. 20 и 28).

 

26. — Драгоценный подарок детям или Российская азбука с некоторыми нужнейшими понятиями для детей обо­его пола. М. тип. Кирилова, 1842 г., 12° з. л., 5 —124 стр.

Стр. 5 — 32 изображения разнощиков, ксилогр.

 

27. — Драгоценный подарок детям или русская азбука. Спб., 1843 г., 16°, з. л., 3 — 105 стр. 28 грав.

1. А. Арбузы... — 28. Ъ. Ы. (Мать с детьми в лесy).

 

28. Детская азбука с нравоучительными картинками. М. в тип. Василья Н. Ки­рилова. 1849, 12°, з. л., 36 стр., (ц. р. 18 — XI 50 г.).

26 листов изображений с подписями женских имен: 1. Анушка. 26. Юлинька. 27. (де­рево с буквами ы, ъ. ь. и т. д.).

 

28а. Детский наставник или полная росийская азбука, украшенная 32 картинками, представляющими разных народов и предметы из естественной истории, с присовокуплением... и описания тридцати двух картинок. Спб., Медицинская тип. 1819 г., 8°, з. л. Ill, 310 стр.

1. Аравитянин - Башкир — 16. Якут - Ѳеатр (буквы русск., фр, и нем., Bce рис. раскр ).

17-24. Руководство к чистописанию, таблица 1. 2. Прописи для чистописания 3. Азбука. 4. Заглавные буквы. 5. Склады. 6. Склады. 6. Прописи. 7. Кто хочет. 8. Сократ.

25. Рисун. 1, урок 1. 34. Рисун. 10, урок 10. 35. Рисун. 11 — 12. 36. Рисун. 13 — 14. 37. Рнсун. 15 — 16. 38. Рисун. 17 — 18. 16 л. + 8 л. + 14 л. + 38 л. всего.

 

29. Живописная азбука или российско-немецко-французские склады. Для обучения детей на 32 гравированных картинах, изображающих разные любопытные предметы. Вновь исправленная и значи­тельно дополненная. Оборот: печатано в типографии А. Семена. Печатать поз­воляется. Москва. 3 сентября 1838 г. Цензор М. Каченовский. Продается в книжном магазине и лавках Братьев Глазуновых. (Футляр с этими же над­писями) виньетка, двор крестьянский. 32 листка, на каждом буквы рус., фр. и нем.; подписи на тех-же яз.

32. гравир. листа: 1. Аравитянин. 32. Ѳеатр Александрийский, на обороте листков: Специальная табличка № I - XXXII.

 

 

30. — Живописная азбука, или подарок детям, за успехи в ученьи, с 28 кар­тинками, расположенными на каждую букву. М. тип. Вед . Моск. Город. Полиц. 1854 г., 16", з. л. 3 — 80 стр., литогр. карт.

28. литографий: 1. Аннушка. - 28. Ѳомушка.

 

31. Зеленцов. Увеселительная азбука, составл. и рисов.... издание И. Смирдина, каллиграфировал на камне и печатал Ив. Селезнев. Спб. 1835 г., 4°, obl. з. л., лит. обл. с виньеткой.

1. А. Б...; 2. Д. Е...; 3. И. К...; 4. Н. О.. ; 5. С. Т...; 6. X. Ц...; 7. Щ... — по 4 изобр. литографии — З. К. Зеленцова.

 

32. Наставник, детей или подарок в но­вый год, содержащий в себе: poccийскую, французскую и немецкую азбуку, с приобщением молитв с гравиро­ванными на каждый предмет картин­ками. Спб. 1813 г., (папка тоже, но — А. Аист — 1814), 8°, з. л., 3 — 160 стр.

16. Ѳаетон и т. д. 16. грав, карт, с подписями на русск., франц. и немецк. языках.

 

 

33. — Наставник русской грамоте или руководство к обучению малолетних детей в самое короткое время чтению, с 36 картинками. Издание 3-е. Спб. 1846 г., 8°, з. л., I н., V — VIII, 9 - 119 стр.

1. (Грав. загл. л. с 2-мя виньетками). 2. А. Апте­карь. 9. Э. Эстафета. (Гравюры). 10 и 11 литография и гравюра без подписей.

 

34. Новая азбука на трех языках. Le mot et l’image. Слово и изображение. Wort und Bild. Самый легчайший и приятнейший способ скоро выучиться читать, с 124 картинками, издания фан-Долена. Лит. А. фан-Долена на Невском прос­пекте, в доме Шепетилова. Без даты (ц. р. 14 IX, 1855 г.), 4°, з. л., 3 — 12, стр. 21 —24.

Стр. 13 — 20 — односторонние, с изображениями. 13. Слова односложные (18 изобр. с подписями на русск., фр. и нем. яз.). 14. — Слова двусложные - (тоже). 15. - Слова двусложные - (то-же). 16. - Сло­ва трехсложные — (то-же). 17. — Слова трехсложные и четырехсложные — (то-же). 18. Слова четырехсложные — (то-же). 19. — Речи. (8 изобр.). 20. — Речи. (8 изобр.) всего 124 изобр. на 8 лист.

 

35. — Новая гражданская Российская азбука, содержащая в себе примеры для чтения, нравоучения и т. д. М. тип. А. Семена, 1819 г., 8°, 3 — 63 стр.

1. гр., з. л., (рамка); 2. стр. 20 (распятие). Sand del spt; 3. стр. 34, фиг. 1, 2 — 12 (созвездия).

 

36. — Новая занимательная азбука с картинками, издание Л. фан-Долена. Спб. лит. А фан-Долена на Невском проспекте, 1855 г., 8°, з. л., 3 — 31 стр.

8 листов, двухсторонних литографий , по 4 изобр. на листе. А. Арбуз, Э. Эполет и т. д.

 

37. — Новая и полная Русская азбука, содержащая в себе: постепенное изучение чтения, молитвы, христианское нравоучение, загадки с отгадками и пр. М. 1854 г., тип. М. Снегиревой, издание Д. П. Шарапова, 8°, з. л., 5 — 103 стр., I н.

1. з. л. — б. п.(мальчик с ношей идет в гору по ступенькам) стр. 5 24 — изобр., по 1 на стр.» типы разнощиков. А. аз. Апельсины — Я. Я. Ѳ. Ѳита, Яблоки.

 

38. — Новая и полная Российская азбука, заключающая в себе склады, слоги, примеры для малолетних детей . М. тип. Лазар. инстит., 1841 г., 12°, 4 — 106 стр.

1. з. л. изобр. Спасителя в рамке. Аз есмь свет Mиpy (в картуше) первые 4 стр. — Заглавные болышие буквы, (печ. сангвиной), стр. 1 — 8 — (по 4 рис., всего 32 рис.) А. А нанас, — Ѳ. Ѳаэтон.

 

39. — Новая немецкая азбука для детей, издание Андреева. Neuestes Kinder-Alphabet Oder erstes Buch für die Jugend. Moskau. Buchdr. der Kaiserl. Universität. 1856 г., 8°, 3. л., 3 — 95 стр.

4 листка двухсторонних, по 6 изобр. на лис. с подписями на русск. и нем. язык, и с букв, русск. фр. и нем. 1. А. Angler-Удильщик и т. д. — 4. S. Straus-Страус птица.

 

40. — Новая полная российская азбука, содержащая в себе: начальные прави­ла чтения, молитвы, символ веры с гравированными картинками. Издание А. Е. Белянкина. М. тип. Т. Волкова и К°, 1858 г., 8°, з. л., 5 — 84 стр., обл. синяя с белым с украшениями: Новая пол­ная Российская азбука с гравирован­ными картинами, оборот: Польза наук, Науки юношей питают и т. д., 6 строк. Издание А. Белянкина.

1. Таковых бо есть царствиe Небесное, стр. 8 — 22 — по 2 изобр. на стр.: А. Арбузы. — Я. Яблоки моченые, всего 27 изобр. разнощиков. Стр. 36 — Страдание и смерть Иисуса. 72. — Лукошко с яйцами. 73. — Лестница, Осел в убор. 76. — Лисица и виноград, Мартышка и очки.

 

41. — Новая Российская азбука, следующие для научения детей правильному чистописанию 1809 года. 4 односторон­них гравир. листа, в рамках, на 1-й стр. виньетка, в конце птица, сделанная одним росчерком пера.

 

42. — 1816 г. тож е и 5. Молитва перед начинанием всякого дела (с виньеткой вверху), 6. 7. 8. Наставление, как писать письма.

 

43. — Новая Российская азбука, заклю­чающая в себе: постепенное изучение чтения и нужнейшие познания для мало­летних детей обоего пола, с присовокуплением; нравоучительных анекдотов, басен и загадок с отгадками. А. К. М. 1844 г., 8°, з. л., 3 — 112 стр. 1. Аз есмь свет Mиp y (изобр. Спаси­теля, надпись кругом).

Стр. 3 — 6 — азбука сангвиной: 7 — 14 — А. Ананас и т. д. (4 изобр.) Ѳ. Ѳедя, всего 32 изобр.

 

44 — Новая Российская азбука или бук­варь для обучения малолетних детей чтению с молитвами, нравоучениями и таблицы умножения. Боже, в помощь мою вонми и вразуми мя во учение cиe. Спб. 1818 г., 8°, з. л., 3 — 40 стр.

1. Творец покрытому мне тьмой. Паллада указывает мальчику на храм пpocвящения.

 

— Спб. 1816 г., 8°, з. л., 3 — 40стр . Вместо Боже и т. д. Творец, покрытому и т. д. Цена 40 коп. в бумажке, вторым тиснением.

 

45. — Новая Российская азбука или са­мый легкий способ научиться скоро чи­тать по картинкам. Печ. позв. 1843 г., ценз. Снегирев. 16°, грав. загл. л., фронтиспис и 30 листов рисунков.

1. Апельсины, лимоны. - 30. Упатий с конфек­тами.

 

46. — Новая Российская азбука или са­мый легкий способ научиться скоро чи­тать; с картинками. М. 1838 г. 24° з. л. 108 стр.

1. Гр. з. л. Русская азбука. Подарок любезным детям, продается у издателя Адриана Лады­гина, с виньеткой. 2. Фронтиспис, Прилежные дети, Ижди. А. Ладыгина. 3. А. Армянин. — 32 Ѳ. Ѳеодор. Bce в рамках из маленьк. изображений.

 

47. — Новая российская азбука с показанием нового способа учения, с присовокуплением разных молитв, нравоучений... и чистоту российского письма, с картинами. М. тип. Решетникова, 1819 г. 8° з. л. 2 л. н. 7 — 119, 1 н. стр.

1. — В словесы познана будет премудрость и т. д. (аллегорическая картина). Много виньеток в текстe, гравир. на дер. обложка: Нового способа российская азбука, с присовокуплением разных молитв, нравоучений и детских писем. Со многими картинками. Седьмое иадание. Москва 1819; кругом: В юных летах кто прилежно Дни в науках провождает Тот под старость безмятежно Век спокойно окончает. Оборот: Цена в бумажном переплете 1 руб. виньетка посредине. Кругом: Но ленивый во презреньи Все постыдной носит знак: Со скотом равен в твореньи, Меж людьми слывет дурак.

 

48. Новейшая полная российск. азбука, заключающая в себе молитвы, нравоучительные изречения, правила учтивости, басни и стихотворения для детей. М. у книгопродавца Салаева на Никольской ул. тип. М. Смирновой. 1854 г. 8° 5 — 71, I н. стр.

1. — (Изобр . Иисуса и Бога Отцу, картуш без надписи ) ксилография, стр. 5 — 12 — по 4 и зобр. А. Араб. — Ѳ. Ѳедор с клюквой, лубочн . ксилография. Обложка: коричневая с белыми украшениями и виньетами: Новая русская азбука. Оборот: издание Салаева.

 

 

49. — Новейшая полная российская азбу­ка содержащая в себе начальные пра­вила чтения с рисунками. Собрано Васильем Кириловым. 3-е издание с изд.» 1837 г. М. 1838 г. 8° з. л., 112 стр.

6 Листов нен. с изобр. на обеих сторонах. I. А. аз, Ананас. — 6. Ю. ю. Юрок. Виньетки в тексте гравированные на дереве.

 

50. — Новейшая российская азбука с картинами. Изданная для детей . Про­дается в книжных лавках купца Кольчугина на Никольской улице. (М. 1795—1805 г.) 12° з. л. (в рамке, с виньеткой).

1. Чинение перьев. 2. Заглавные буквы. 3. Разумный человек. 5. Арабские числа. 5. а. б. в. 6 — 1 (глаз). 7 — 2 (уши). 8 — 3 (руки). 9 — 4 (торсы ). 10 — 5 (размеры тела). 11. Моисей со скрижалями. 6 изобр. 12. Звери и т. д. 6 изобр. 13. Школа, Художники Гравюры № 6 — 10 — печат. сангвиной.

 

51. — Новейшая русская азбука содер­жащая в себе: новый способ обучения, нравоучительные изречения по слогам, молитвы, заповеди, и т. д. с кар­тинами, издание второе, печ. с изд. 1829 г. с исправлениями. М. тип. князя Львова, 1832 г. 18° з. л. 3 — 89 стр. (ц. р. — 6 — XI 31 г.).

1. А. Ананас, Б. Беседка, и т. д. (9 изобр.). 2. I. Iонна, К. Корабль и т. д. (9 изобр.). 3. Т. Турок, У. Утки и т. д. (8 изобр.). 4. Ѣ. Ѣздок, Э. Этна и т. д. (6 изобр.). Прилежностью и старанием. 5. стр. 40 — Отец с детьми, Брат и сестра и т. д. (4 изобр.). 6. Приглашение к дружеству и т. д. (4 изобр.). (Луб. рис.).

 

52. — Новейшая русская азбука с присовокуплением молитв и нравоучительных басен, составил К. М. 1847 г. тип. И. Смирнова, 8° з. л. 5 — 36 стр.

1. — (Мальчик с ношей поднимается в гору по ступенькам.). Стр. 5 — 12 — по 4 изобр. А. Араб, — Ѳ. Ѳедор, всего 28 изобр.

 

53. — Новейшая русская азбука, с присовокуплением молитв, исторических анекдотов и нравоучительных басен. М. тип. И. Смирнова 1848 г. 12° з. л. 6 — 84 стр.

Стр. 5 — 12 по 4 рис. на стр. резан. на дер. А. Араб. — Ѳ. Ѳедор разносчик.

 

54. Подарок для детей или новая poccийская азбука для обучения малолетних детей с присовокуплением прописей и картинками, собранная И. Г. М. 1807 г. 8° Загл. л., 3 — 90 стр. Виньетки на стр. 3, 5, 16, 75, 77, 79, 81, 83, 85, 87, 89.

 

55. — Подарок детям. Азбука с при­мерами для постепенного чтения, укра­шенная картинками. Спб. 1845 г. 8° з. л. (с виньетками) 40 стр., 2 л. табл.

Обл. литогр. в рамкe, виньетка — 2 девочки 1. (лит. загл. л. — виньетка). Брат и сестра. 2. Шляп­ка, Перо. 3. Пика, Шапка. 4. Лопата, Кирка. 5. Волан Рожок. 6. Сударыня, стойте прямо. 7. Смирно, на плечо. 8. Коко, завтракал ли ты. Литогр.

 

— Второе издание, Спб. 1849 г. 8° з. л. 44 стр., обложка „азбука". Спб. 1850 г. с виньетками, рис. те-же.

 

56. — Подарок детям в память 1812 г. продается в книжной лавке Плавильщикова, под № 28 — (оборот). — Печа­тать позволено. С.-Петербург. 1814 года, декабря 30 дня цензор стат. сов. и кавалер И. Тимковский, в типогр. В. Плавильщикова. (Это отпечатано на фут­ляре из папки, 16°, в котором по­мещено 33 листка).

1. А. Ас, право. 2. Б. Беда, гони. 3. В. Ворона как вкусна. 4. Г. Гуляй , любезный сын. 5. Д. До­мой пора. 6. Е. Ей, ей не опущу. 7. Ж . Желая нас вышколить. 8. 3. Заразу от штыков. 9. И. I. Ре­бятушки, Напартов, 10. К. Как чорному царю. 11. Л. Ликуй, о храбрый. 12. М. Москва вить. 13. Н. Не худо, Славяне. 14. П. Постойка, не в свои. 15. Р. Раздайся, расступись. 16. С. Сюда, сюда прошу. 17. Т. Теперь, хотя я начал. 18. У. Ух, как уста­ла. 19. Ф. Французов, как мышей. 20. X. Хотя вы­соко влез. 21. Ц. Цыц, цыц, негодный. 22. Ч. Что делать. 23. Ш. Широк в плечах. 24. Щ. Щастье за Галлом. 25. Ъ. Есть последняя изъ. 26. Я. Я точно как. 27. Ы. Мечты и щеты. 28. Ь. Я прежде был герой. 29. Ѣ. Ѣду с французской. 30. Ю. Юлит француз. 31. Э. Э! э! добыча. 32. Ѳ. Возрос как гриб, 33, Y. Вот видите-ль, что Галл. Каррикатуры, работы Теребенева. Это так на­зываемая Теребеневская азбука, Ровинский указывает, что был еще гравир. загл. лист и 1 л. с профилем Наполеона, но в виденных мной 3-х экземплярах его не было.

 

57. — Подарок детям или новая живописная азбука для употребления юно­шества. Спб. 1819 г. т. Деп. Внешн. Торг. 8° з. л. — 106 стр.

16 грав. и раскр. листов по 2 изобр. 1. А. Апте­карь. — 16. Я. Яхта.

 

58. — Подарок детям или новейшая и полная российская азбука служащая для употребления юношества с XXXII искус­но выгравированными и раскрашенными картинками, содержащими в себе... изд. 3-е Новинского Спб. 1823 г. з. л., I л. н. 130 стр.

8 лист. грав. на дереве и раскр. рис. (То-же что в изд. 1819 г.).

 

59. — Подарок детям по азбучному порядку, составленный из разных разносчиков. Ценз. разр. М. 20 — IV — 1851 г. 8°. Исп. в металлогр. Чуксина, изд. А. Белянкина.

1. А. Апельсины, I. Iона. (10 изобр.). 2. К. Книги, У. У меня. (10 изобр.). 3. Ф. Фигуры, V. Vпaтий. (10 изобр.).

 

60. — Подарок примерным малюткам, желающим легко и скоро на­учиться читать по французски с картинками. М. 1828 г. 16° з. л. 1 л. н.; 3 — 59 стр. на рус. и фр. Обл. с виньеткой.

I. (Грав. загл. л. с виньеткой) 2. Frontispiсе — Фронтиспис. 3. Lam aison — Дом. 4. Постель. 5. Хлеб. 6. Бедный. 7. Земледелец. 8. Корова. 9. Маленький. 10. Цветы. П . Пчелы. 12. Бутылка. 12. Бутылка. 13. Арап. 14. Собака. 15. Овцы. 16. Ра­ковины. 17. Деньги. 18. Не тронь. 19. Медведь. 20 Она не лгет. 21. Он плачет; и франц. подписи. Гра­вюры.

 

61. — Полезный подарок детям или краткая российская азбука, содержащая молитвы, заповеди с гравиров. кар­тинками. М. т. Решетникова 1819 г. 12° з. л., 3 — 60 стр. Виньетки на дереве и украш. в тексте.

 

62. Полная азбука русская, латинская, гре­ческая, немецкая и французская, с присовокуплением всех правил для произношения в сих языках. М. Университет тип. 1840 г. 12° 12 л. нен. з. л. в рамке и с виньет., текст переходит на обложку, листы в рамках, с мел­кими изобр., раскиданными в тексте.

 

63. Полная российская азбука, состав­ленная по новейшей методе и с но­выми облегчениями к изучению мало­летних детей обоего пола, с присовокуплением краткого христианского учения... А. К. новое издание М. тип. И. Смирнова 1839 г. 8° з. л. 19 — 162 стр.

1. — 8. 8 листов нен. с изобр. по 4 на л. А. Ананас и т. д, Стр. 19 — 22 — азбука сангвиной.

 

— М. тип. Ив. Смирнова. 1843 г. 8°, з. л. с виньет. 3 — 146 стр.

1. (Изобр. Спасителя) Аз есмь свет Mиpy. Стр. 3 — 6 (азбука сангвиной). Стр. 7 — 14 (изобр. по 4 на стр.) А. Ананас. Ѳ. Ѳилин. Стр. 50 Моисей на rope Синайской. 2. (Стр. 70) — Слава ко­торой просиял Моисей. 3. (Стр. 74) — Приношение Авраама и т. д. 4. (Стр. 76) — Иосиф продан сво­ими братьями. 5. (Стр. 78) — Моисей взят из воды 6. (Стр. 81) — Крещение Иисуса Христа. 7. (Стр. 82) — Тайная вечеря. 8. (Стр. 83) — Христос от Пи­лата поставляется пред народом. 9. (Стр. 84) — Христос ведомый на распятие.

 

— М. тип. Лазар. инст. вост. яз. 1844 г. 8° з. л. 3 —146 стр. (Виньетки в тексте рез. на дер.).

Стр. 3 — 7 — (азбука сангвиной). Стр. 7 — 14 — (изобр. по 4 на стр.) А. Арфа и т. д. Стр. 50 — Мо­исей на rope Синайской. Стр. 72 — Приношение Авраамом жертвы. 1. (к стр. 82) — Богоявление Господне. Стр. 87 — Тайная вечеря. (Лубочные).

 

64. — Полная российская азбука, по ко­торой дитя может выучиться российской грамоте легко, приятно и в непро­должительное время. Издал М. Гутт М. тип. А. Семена. 1821 г. 8° з. л. Ill — IV, 1 н. л. 5 — 84 стр. В тексте виньетки.

1. № 1. Таблица для произношения букв № 2. таблица по которой ученик может сам находить. (27 изобр.).

2. № 3. Таблица для замечаний сходств начер­тания.

 

65. Российская азбука для детей заключаю­щая в себе как старый, так и но­вый метод учения, краткую священную историю, с прописями и фигурами для рисования. Изд. 5. Орел, тип. Сытина. 1824 г. 8° з. л. 3 — 128 стр.

1. Фронтиспис (оч. хор. гр., 2 старика и 2 маль­чика). 2. (Стр. 38) — Покорность к Богу. 3. (Стр. 41) — Моисей на горе Синайской. 4. (Стр. 48 — Вси проходящий путем сим и т. д. 5. (Стр. 49) — Святое се­мейство.

 

—Изд. 4 М. тип. С. Селивановского. 1820 г. 8° з. л. 3 — 128 ст.

1. — к. з. л. — как в 5 изд. но без подписи. (2 - 5 — нет, а в конце). 2. — Цапля, Рыболов и т. д. (16 изобр.). 3. — Улитка, Кохти и т. д. (16 изобр.). 4. —Колодязь. Село и т. д. (16 изобр.) всего 48 изобр.

 

66. — Российская азбука для детей, заключающая в себе как старый, так и новый метод учения, краткую Свя­щенную историю, христианское нравоучениe и самонужнейшие понятия для моло­дого человека. Изд. 4, М. 1817 г. Уни­верст. тип. 8° з. л. 3 — 96 стр. 1. (к. з. л. фронт, исп. без вс. подп. школа, гло­бус, пяльцы и т. д.) виньетки в тексте.

 

— С присовокуплением правил драматических, о правописании... с пропи­сями и фигурами для рисования изд. вто­рое. М. 1816 г. 8° з. л. 3 — 132 стр. 1. (фронт. тоже) (виньетка на 3 стр. на­клеена. девочка с матерью в саду) и др.

 

67. — Российская азбука для малолет­них детей с присовокуплением крат­кой священной истории. М. тип. П. Куз­нецова. 1824 д. 16° з. л. 3 — 48 стр. 1. з. л.

Минерва в школе с 2 мальчиками. (Без вся­ких подп.).

 

68. — Российская азбука для обучения детей обоего пола с присовокуплением нового способа учения. М. у книгопродавца Василия Логинова. 1840 г. 12° з. л. III — XVI стр. 4, л. нен. 15 — 94, 1 н. стр.

1, 2. Таблица, по которой ученик может сам находить произношение каждой буквы, (на 2 стр. по 14 рис. — 28 рис.). А. Арап. — Щ. Щегленок. (Раскр. очень грубо).

 

69. — Российская азбука для обучения маленьких мальчиков, со сказочками, приличными их возрасту и с картинками. М. Тип. Селивановского и товарищ. 1796 г. 8° з. л., 3 — 52 стр.

1. Стр. 28 (мальчик за столом со свечей). 2. Стр. 31 (мальчик тонет в пруду). 3. Стр. 33 (мальчик тянет мать за руку). 4. Стр. 35 (улица с домом). 5. Стр. 37 (дети купаются в речке). 6. Стр. 396, (трубочист и мальчик). 7. Стр. 42 (дети у фонтана). 8. Стр. 44 (наказание палкой по рукам).

 

70 — Российская азбука для обучения юношества. А. К. М. тип. Ив. Смирнова. 1844 г. 12°. 3. л., 5 — 47 стр. 1 н.

1 Иисус христос (в терновом венке) стр. 5 — 12 — изобр. по 4 на стр. рез. на дер. А. Ананас. Ѳ. Ѳедя.

 

71. — Российская азбука, для обучения юношества обоего пола, с присовокуплением нового способа учения и краткой священной истории. Изд. 4. М. у книгопродавца Василья Логинова 1828 г. 8° з. л., в рамке, IV стр., 4 л. нен., II — 72 стр.

1.— Иисус благословляет малых детей и т. д., (гр. раскр. от руки) 2 — 3. Таблица, по которой ученик сам находить может произношение каждой буквы (на 2 листках по 14 изобр.): а. А. арап. — щ. Щ. щегленок (раскр.).

 

пятое издание. М. 1830 г.... 8°, з. л. 8 — 71 стр.

 

73. — Российская азбука или букварь для обучения малолетних детей чтению. С молитвами, нравоучениями. 9-е издание Спб. 1829 г. 12° загл. л. и 70 стр.

1. Гравир. загл. л. Подарок детям (с виньеткой). 2. Постой, постой воришка. 3. А. Ананас. — 10. Э. Этна. (по 4 раскраш. изобр.).

 

74. Русская азбука (в картинк.). Приятное и полезное занятие для малолетних детей. М. 1857 г. лит. Э. Лилье. Изд. Н. В. Логинова. Цена 1 р. сер. 16° з. л., и 32 листка литографий без текста.

А. Аршин. — Ѳ. Ѳемида.

 

75. — Русская азбука для детей обоих полов с одобрения определенного цензора. М. в привилегированной типогр. Кряжева и Мея. 1803 г. 8° з. л., 3 — 100 стр. Папка с виньеткой.

1. Стр. 41. — Собака у костра. 2. Стр. 42. — Собака лежит у речки. 3. Стр. 43. Петух перед зеркалом. 4. Стр. 44. — Сорока на камне в воде. 5. Стр. 45. — Дикая кошка на дереве. 6. Стр. 46. — Обезьяна перед зеркалом. 7. Стр. 47. — Наседка и утята. 8. Стр. 46. Наседка и собака. 9. Стр. 49. — Лисица перед приманкой. 10. Стр. 52. — Мальчик верхом на козле. (Все раскрашены от руки).

 

 

Петух перед зеркалом.

76. — Русская азбука для малолетних детей, с присовокуплением молитв. М. издание детского базара, 1858 г. 8° з. л., 3 —16 стр. (в конце: Лейпциг, в типографии Густава Бера и по нем.) 4 двух-сторонних листа с хромо-лит. изобр. по 8 рис. на листке.

1. А. Араб. В. Волк и т. д. — 4. Щ. Щипцы. Ѣ. Ѣздок и т. д. Обложка с рамкой и виньеткой.

 

77. — Русская азбука, заключающая в себе старый и новый метод учения, молитвы, символ,... басни и таблицу умножения. М. тип. Ив. Ив. Смирнова. 1851 г., 8°, з. л., 5 — 34 стр., 1 н.

З. л. — Иисус и Бог-Отец; картуш без надписи. Грав на дереве. Стр. 5 — 12 — по 4 изобр. — 32. А. Араб, Бассейн. — Ѳ. Ѳедор с клюквой. Лубочн. грав. на дереве.

 

78. — Русская азбука или букварь, заключающий в себе: правила чтения, разные молитвы, символ... правила арифметики. Новое издание. (Дата на обороте: Спб. М. СССХ-ІV), 12°, з. л., с виньеткой, 3 — 120 стр. Обл.: Русская азбука или букварь с картинками. Спб. (виньетка, бабочка).

1. 2. А. а. Б. б. и т. д. (2 листка односторонних по 15 раскраш. изобр. на стр. без подписей), в тексте много виньеток, грав. на дереве.

 

79. — Русская азбука, приспособленная к детским понятиям, для первоначального обучения чтению. Изд. З. М. тип. Степанова. 1848 г. (печатано с изд. 1840 г., без перемен), 16°, 2 з. л., 5 — 189 стр.

32 листа грав. рис. по 2 буквы по углам. А. Арфа. — Ѳ. Ѳемида.

 

80. — Русская азбука, составленная по новой методе звукоподражательной, с шестнадцатью раскрашенными картинами. Спб. Издание книгопродавца К. Круга. 1852 г., 8°, з. л., 3 — 64 стр. (папка печ, — то же загл.).

8 листков по 2 раскр. литогр. без вс. подп. 1. Мать с ребенком, Слепец с собакой. 2. Паяцы. 3. Пастушок птицелов. 4. Всадник Дон-Кихот. 5. Точильщик сапожник. 6. Охотник убитая пантера. 7. Турок и раб. турок в беседке. 8. Крестьянин на осле.

 

81. — Русская азбука с 30-ю картинками. Спб. 1738 г. К. Крайя, 8°, загл. л., (с вин.), 3 — 22 стр.

1. А. Б. Арлекин. — 5. Щ. Ѣ. Щастье. 5 листов по 6 грав. изобр. на каждом.

 

82. Решетников, Л. Для малолетних детей, начинающих обучаться российскому чтению, азбука или первоначальный урок третьим изданием. М. 1813 г., 8°, з. л., 2 л. н., 5 — 62 стр. (Отпечатано января 4-го), обл. — іd в рамке и оборот с виньеткой.

1. Здесь просвещение, здесь мать наук. 2 — 8 (прописи, как № 83).

 

83. — Решетников. Краткая Решетникова Российская азбука для малых детей с Священной Историей Ветхого и Нового Завета. М. 1814 г., 8°, з. л.,

3 — 76 стр., 2 л. н., 1 грав.: Здесь просвещение, и виньетки в тексте.

 

— 4-е изд. М. 1815 г., с теми же вин. и грав.

 

— 5-ое изд. М. 1817 г., с 1 рис. (Мать с детьми) и теми же виньетками.

 

84. — Решетников, А. Новая Российская азбука для обучения детей чтению, с присовокуплением прописей... и басни с картинками. М. 1796 г., 8°, 2 л. н., 5 —110 стр. (виньетки на стр. 15, 31, 79, 95, 97, 99, 101, 103, 105, 107 и 109, грав.).

1. (Грав. загл. л. с виньеткой, в рамке из гирлянды). 2. (Frontisрісе) — здесь просвещение. 3. Учитель красоты Российских букв. 4. Начальное происхождение. 5 Начертание заглавных. 6. Склады. 7. Прописи. 8. С верностью. 9. Старайся помогать. 10. Никогда не лгите. 11. Имейте во всегдашнем. № 3— 11 — прописи с виньетами. Гравюры.

 

85. — Решетников. Первоначальное учение Российского языка чтению обоего пола детей или новейшая азбука... с картинками. Собранная А. Р., второе издание. М. 1810 г., 8°, з. л., 3 —118 стр.

1. Frontisрісе — гений летит с лентой. Масса виньет. в тексте, заставки, заглавные буквы, гравир., печатаны киноварью.

 

Изд. 3-е. М. 1813 г., 4-е — 1813 г., 5-ое — М. 1814 г. и 4-ое (?) — М. 1818 г., фронтисписы разные.

 

86. Самоучитель или полн. новейш. Российская азбука, содержащая в себе... с гравированными 31 картинками. Издание М. Бурцова. М. 1846 г., 8°, з. л., 252 стр.

1. А. Адам и Ева. Б. — 8. Э. Энох, взятый на небо. Ю. (32 изображ.): 9. Сотворение мира. 10. Всемирный потоп. 11. Моисей с заповедями. 12. Иисус Христос благословляет детей. 13. Рождество Иисуса Христа. 14. Тайная вечеря. 15. Страдание и смерть. 16. Воскресение Христово. 17. Великий князь Рюрик. 18. Владимир. 19. Дмитрий Иоаннович Донской. 20. Царь Иоанн Васильевич. 21. Михаил Ѳедорович Романов. 22. Император Петр Великий. 23. Императрица Екатерина Великая. 24. Император Александр I. 25. Лестница, Осел в уборе. 26. Лисица и виноград, Мартышка и очки, (по 2 рис. на листе, подписи золотом) 2 вин. в начале и конце и 4 н. листа загл. букв отпеч. литогр. — золотом.

 

87. — Самоучитель или полная Российская азбука, составленная по ныне употребляемой методе, содержащая в себе и другие нужные познания для детей. М. тип. Степанова. 1827 г., 8°, з. л., 3 — 211 стр.

Обл.: самоучитель или полная российская азбука (вин. раскраш. — 3 ученика за столом) оборот.: продается в книжных лавках Ивана Петрова Глазунова в С.-Петербурге и Москве. Виньетка раскр. — амуры у глобуса. 1. Фронтиспис раскраш. — девицы читают, играют, рисуют и т. д., стр. 5 — 8 — политипажи на буквы. 2. Создание Света. 3. Адам и Ева, Потоп и т. д. (4 рис.). 4. Моисей, Скрижали и т. д. (4 рис.). 5. Вшествие во Иерусалим и т. д. (4 рис.). 6. Петр Великий, Екатерина II и т. д. (12 изобр.). 7. Крещение великой княгини Ольги. 8. Полтавская баталия 1709 г. Июня 27 числа. 9. Отец и его дети, Жаворонок и его дети. Лев и крыса. (3 рис.). 10. Вепрь и Осел, Козленок и волк, Ворона и кувшин. (3 рис.). 11. Разумное дитя и т. д. (4 изобр.) 6 листов прописей.

 

88. Складная азбука с рисунк., печатать позволяется. Москва, 29 января 1851 г. Цензор В. Флеров. Печ. в металог. Семенова. 1 лист с 39 изображениями, буквы и виньетка.

 

89. — Складная русская азбука. Санкт-Петербург, 1856 г., литогр. Д. Печ. позв. Спб. 31 августа 1856 г. Ценз. В. Бекет. Изд. М. Лосева, (кругом амуры). 1 лист, с буквами, печатными и прописными, для разрезывания.

 

90. Французская азбука, приспособлен, к детским понятиям, содержащая в себе легчайший способ правильно и в короткое время (и на фр. яз.). М. у книгопрод. Салаева. 1849 г., 12°, 2 з. л., 1 н. л., 7 — 122 стр.

1. Arabes Воsculеs etc. — 4. Noces-Quatres coins etc. 4 складные листа с 24 изобр.

 

91. — Французская азбука, приспособ­ленная к детским понятиям, содер­жащая в себе легчайший способ (и по фр.). М. у книгопр. Салаева. 1853 г., 8°, з. л. 1 н. л., 7—120 стр., 12 листков по 2 изобр. на листке.

1 Arabes. 12 Yacht.

 

 

1. Азбука немецкая с русским, с пpиoбщением 32 раскраш. картин. Спб. 1830 г., 8°. (Заикин, 31 г.).

 

2. — Азбука птицесловная, содержащая уроки из естественной истории птиц, с басенками, для наставления и забавы детей, с 16 гравир. картинками, изображающими 40 птиц и некоторые другие предметы. (Соп. 1817). М. 1810 г., 8°, 2 з. л., 187 стр., у книгопродавца Ивана Готье.

 

3. — Азбука российск., для детей, с картинками. М. 1819 г. (Гл. 27 г.).

 

4. — Азбука poccийcк., для малолетних детей, с молитвами, нравоучением и т. д. Спб. 1877 г., с картинками на каж­дую букву. (Гл. 27 г.).

 

5. — Азбука российская, для обучения маленьких детей чтению, с присовокуплением прописей и т. д. М. 1792 г., 8°, с картин. (Соп. 1830).

 

6. — Азбука российская, для обучения малолетних детей, с нравоучениями, приличными их возрасту и понятиями, с картинками. М. 1802 г., 8°. (Ген., т. II, № 10).

 

7. — Азбука, российская, для обучения малолетних детей чтению, с присовокуплением прописей и т. д. с картин­ками. М. 1792 г. (Ген., т. II, стр. 10).

 

8. — Азбука российская, игорная для детей , подклеенная на картах и с футляром. Спб. 1793 г. (Спб. 1819 г.). (Ген., т. II, № 10).

 

9. — Азбука росс., на картах для детей, раскр. в футляре. Спб. 1819 г., 16°, — детская ручная, на 30 карточках раскрашенная, в футляре Глаз. 33 г. (Плав. 3601. 2).

 

10. — Азбука российская новая или пода­рок для детей, содержащая в себе примерные нравоучительные письма и правила и т. д., с картинками и прописями. М. 1824 г., тип. Решетникова. (М. Глаз. 27 г.).

 

11. — Азбука российская новая (Пища для детских умов) для обучения чте­нию и правописанию детей обоего пола, расположенная по легчайшему способу учения; с присовокуплением правил Христианской Веры, Священной с прописями и картинками, изданная Александром Ширяевым. М. 1810 г. Унив. тип.

 

12. — Азбука российская новая, с присовокуплением прописей, писем, нравоучит. правил, грамматики и проч., с картинами. (До 1798 г., — Глаз., Ив. Рос­пись 1798 г.).

 

13. — Азбука российская, содержащая старый и новый метод учения, с фигурами. М. 1804 г. (Соп. 1887). С ориг.

 

14. — Азбука российская, состоящая из раскрашенных карт., для малолетних детей, гр. Е. Кудрекова. М. 1810 г., 24°. (Плав. 3602).

 

15. — Азбука русская или драгоценный подарок детям. Спб. 1843 г., с 27 карт. (Гл. 27 г.).

 

16. — Азбука русская, с нравоучитель­ными повестями. М. 1805 г. 8° 12 карт. (Соп. 1832).

 

17. — Азбука русская, с 32 раскрашен­ными картинками. Спб. 1843 г. 12° (Ис. 48 г.).

 

18. — Азбука франц. для детей обоего пола с словарем и разговорами. М. 803 г. 12° с портрет. (Соп. 1800).

 

19. — Азбука французская с русским, с приобщением 32 раскрашенных картин. Спб. 1870 г. 8°. (Заикин, 31 г.).

 

20. Азбучные детские игрушки или новая игра для детей, из литер российской азбуки на картах в футляре раскрашенные, издан. 1828 г. 5 р.

 

21. — Азбучные игрушки или гостинец малым малюткам на 32 карточках. М. 1830 г. в футляре 1 р. 50 к.

 

22. — Азбучные (новые) или подарок прекрасным малюткам, братцам и сестрицам на 32 карточках. М. 1830 г. 1 р. 50 к. (Лонгинов 1830 г.).

 

 

23. — Азбучные детские игрушки изо­бражающие на картах литеры, а сверху литер принадлежащие картинки с при­совокуплением рисовальной азбуки. М. 1808 г. (Соп. 1900).

 

24. — Азбучные детские игрушки или легчайший способ выучиться читать по франц., нем . и рус., с изображением на каждую литеру картинки, и с присовокуплением рисовальной азбуки. Спб. 1808 г. в футляре. (Соп. 1899).

 

25. — Азбучные детские игрушки, со­стоящие из 40 выгравированных карт, изображающих рос., нем. и фр. литеры и пр. М. 1810 г. 16°. (Соп. 1901).

 

26. — Азбучные детские игрушки, состоя­щие из 40 гравированных карточек, изображающих российские, французские и немецкие литеры, а вверху по приличию литер, и речение карточки, или легкий способ посредством забавы обу­чать детей, российскому, французскому и немецкому языку, с присовокуплением рисовальной азбуки. Изданная Александром Ширяевым. М. 1811 г.

 

27. — Азбучные детские игрушки, состоя­щие из 40 гравированных карточек, изображающих рос., нем. и фран. ли­теры и т. д. с присовокуплением рисовальной азбуки. М. 1811 г. 16° (Пл. 3604).

 

28. — Азбучные детские игрушки, спо­соб самый легчайший юношеству по­средством рисовальных карт обу­читься российской азбуке изданной Г. дю-Гобеле. М. 1809 г. Хорошо иллюминован­ной и в футляре 4 р. 50 к. (Соб. и Баз. — 1818 г.).

 

30. Живописная русская азбука с прибавлением нравоучений в прозе и стихах лучших авторов. Спб. 1849 г. (Овс. 56 г.) с 36 раскр. картин.

 

31. Новая азбука российская, изданная в пользу юношества для всех состояний. М. 1800 г. 8° с многими карт. (Соп. 1838).

 

32. — Новая азбука российская или подарок для детей, с прописями и т. д. М. 1806 г. 8° с картин. (Соп. 1840).

 

33. Новая и полная poccийск. азбука энци­клопедическая, или драгоценный пода­рок детям, содержащая в себе все нужные и полезные познания, для детей и других возрастов людей, с 5-ю виньетами и 15-ю картинами. М. 1818 г. Тип. Решетникова. (М. Гл. 27 г.).

 

34. — Новая и полная российская азбука, заключающая в себе: молитвы, нравоучительные изречения, правила учти­вости... и стихотворения, изд. Салаева. М. 1852 г. (Овс. 56 г.).

 

35. — Новая немецкая азбука для начинающих учиться сему языку. М 1828 г., 12° 239 стр. (Пет. I, 661.) 11 карт.

 

36. — Новая российская азбука или приятный и полезный гостинец для детей, с краткой священной историей, грамма­тикой с присовокуплением гравированных картинок, издан и собран В. Л. М. 1815 г., в универ. тип. (Баз. и Соб. — 1818).

 

37. Новая французская азбука для ма­лолетних детей, объясненная по русски, с картинками, Спб. 1846 г. Ие. 48.

 

38. — Новая французская азбука, книжка для малолетних детей, на русск. и франц. яз., с картинами. Спб. 1847 г.

 

39. — Новая французская азбука, с 118 раскр. карт. Спб. 1845 г., 16°. (Ольх. 6431, 39).

 

40. Новейшая азб. или детский руководи­тель к легчайшему познанию и изучению poccийcкогo языка. М. 1810 г., 8° с карт. (Соп. 1886).

 

41. — Новейшая азбука или новый спо­соб для научения детей по правилам, росс, и фр., чтению и письму. М. 1791 г., 8° з. л. (Соп. 1854).

 

42. — Новейшая азбука российская для обучения малолетних детей с краткой священной историей, грамматикой и т. д. М. 1810 г., 8° с картинами. (Соп. 1872).

 

43. — Новейшая полная русская азбука содержащая в себе начальные правила чтения, нужнейшие молитвы, Символ Веры и т. д. Собр. Вас. Кирилова. М. 1836 г., 8° — 1 изд. с карт. 1837 г. — 2, 1838 г. — 3 (есть), 1840 г. — 4, 1842 г. — 5, 1843 г. — 6, 1843 г. — 7. (Ольх. 38 — 46).

 

43а. Новейшая немецк. азбука. Спб. 1837 г. С картин. Соп. 41.

 

44. — Новейшая французская азбука с картинками, прописями и фигурами для рисования. М. 1805 г., 8°. (Соп. 1898).

 

45. Пеше, Андрей. Азбука немецкая, с картинками. М. 1823 г. (Гл. 27 г.).

 

46. Подарок для детей или новая российская азбука. М. 1807 г., с картинами, 8°. (8427).

 

47. — Подарок детям или новейшая и полная российская азбука. Спб. 1819 г., 8° с 32 карт. (3598).

 

48. Полная российская азбука или самоучи­тель, заключающий в себе молитвы, нравоучительные изречения, кр. свящ. ист. и басни. М. 1853 г., с картинами. (Овс. 56 г.).

 

49. — Полная российская азбука, составл. по новейшей методе и с новыми облегчениями. А. К. М. 1837 г., 8° з. л., 3 — 140 стр., с картинками на каждую букву. (См. 17837).

 

50. Российская азбука для детей, заключаю­щая в себе как старый так и новый метод учения, М. 1819 г., 8° с карт. (Пл. 3599).

 

51. Русская азбука. Спб. 1836 г., тип. Деп. Внешней торговли, 8° з. л., 3 — 49 стр. обл. — Новая увеселительная азбука. Спб. 1836 г., в раме с виньет. — обор. — Продается в лавке Д. Тюленева.

 

52. — Русская азбука, заключающая в себе как старый, так и новый методы учения, краткую священную историю с присовокуплением... с хорошими на меди вырезанными прописями и для рисования фигурами. М. 1799 г., у Ридигера и Клаудия, 8° з. л., 3 — 164 стр.

 

53. — Русская азбука или общеполезная детская книга. Спб. 1843 г., с раскр. карт. (Овс. 56 г.).

 

54. — Русская азбука, подарок детям, с примерами для постепенного чтения, украшенная картинками. Изд. 2. Спб. 1849 г. (Овс. 56 г.)

 

55. Русская азбука, приспособленная к детским понятиям. Изд. 3. М. 1848 г., 16°, 31 лит. карт. (Шиб. 37 — 75).

 

56. Французская азб., приспособленная к детским понятиям, содержащая в себе легчайший способ правильно и в короткое время... и примеров для перевода, М. 1849 г. с раскр. карт. (Овс. 56 г.).

 

57. — Франц. азбука, с упражнением постепенного чтения. Соч. Р. К—нера. Спб. 1845 г., 16°, с мн. картин.

 

58. — Французская азбука, с упражне­нием постепенного чтения, анекдотами, мыслями — и словами. Спб. 1845 г. (Овс. 56 г.).

 

 

 

ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА В РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКЕ.

Библиографический сборник статей, относящихся к 1812 году.

Огромное количество печатного материала по истории 1812 года, на­копившееся к столетней годовщине Отечественной Войны, не имеет до сих пор обстоятельного библиографического указателя *,

* Первым, по времени, библиографом Отечественной войны является А. А. Писарев, который в своих „Военных Письмах" дает указания на русские и иностранные сочинения, появивипяся до 1815 года: за ним идет А. П. Липранди, доведший свою библюграфию до 1874 года и наконец Н. Ф. Дубровин (Отечеств. война в письмах современников); но все они составляют теперь библиограф. редкость и не полны.

что чрезвы­чайно осложняет работу каждого исследователя этой эпохи, заставляя его составлять самому каталоги, делать обширные выписки, заводить регистрацию по карточной системе и т. п.

Особенное затруднение встречает исследователь при разыскании статей, разбросанных по журналам и не вошедших в отдельные издания; а между тем, статьи эти нередко содержат в ceбe крайне ценные указания, знакомство с которыми не­обходимо для правильного освещения того или другого события или исторического лица.

Недостаток в систематических указателях побудил нас придти на помощь лицам, изучающим эпоху Отечественной войны, или предпринявшим исследования, имеющие отношение к войне 1812 года, и с этой целью, в 1906 году, нами сделана попытка издания систематического сборника журнальных статей, относящихся к Отечественной войне. Сборник, под заглавием: „ Отечественная война в Русской журналистика был издан в ограниченном числе экземпляров (500) и заключал в ceбe всe статьи по 1812 году, напечатанные в трех исторических журналах: „Русская Старина", „Древняя и Новая Россия" и „Исторический Вестник" с на­чала существования каждого журнала до 1906 года.

Систематическая часть сборника расположена в алфавитном по­рядке имен авторов статей или лиц, сделавших сообщение, с указанием послe заглавия статьи: названия журнала, года, тома, книжки и страницы издания.

Считая недостаточным одно перечисление заглавия статьи, в сбор­нике, по возможности, детально изложено содержание каждой статьи, с добавлениями библиографического характера и указаниями на литературу наиболее интересных вопросов по истории отечественной войны, что дает возможность выбора необходимого материала без утомительного, и часто бесполезного, чтения огромной литературы предмета. Таким образом, указатель может служить пособием для разрешения одного из важнейших вопросов, возникающих у большинства исследователей — был ли данный исторический документ напечатан и где именно, являясь нередко справочником, позволяющим обойтись без непосредственного обращения к подлиннику.

В конце сборника алфавитные указатели: 1) личных имен, встре­чающихся в № данной карточки, 2) географических названий и 3) пред­метный и войсковых частей, упоминаемых в кратком содержании статьи.

Последний указатель представляет особенную важность для исто­рии полков нашей армии, составители которой могут найти в нем нередко весьма ценные указания не только на участие данной части в эпизодах Отечественной войны, но и воскресить в памяти полкового потомства подвиги их предков-однополчан, имена которых нередко совершенно забыты и лишь случайно сохранились в воспоминаниях современника.

Настоящий библиографический материал, печатаемый на страницах „Русского Библиофила", является продолжением этого издания и заключает в ceбе литературу по 1812 году, появившуюся в журнале: „Русский Архив". Осенью текущего года мы предполагаем напечатать и остальной материал, заключающий в себе литературу Отечественной войны в следующих журналах: 1) „Военный Журнал", 2) „Военный Сборник", 3) „Сборник Императорского Русского Исторического Обще­ства", и 4) „Сборник Археологического Института".

Система та же, что и в первом выпуске.

К. Военский.

 

 

РУССКИЙ АРХИВ

1863 — 1910

1. Александр I, Имп. Письмо Императора Александра Павловича к Государственному Канцлеру графу Н. П. Румянцеву. Русск. Арх. 1869 г., № 4, стр. 609.

Письмо относится к апрелю 1812 года, когда Наполеон прислал в Вильно гр. Нарбонна, желая обмануть Императора Александра I дипломатической ложью. Несбыточные предложения, привезенные Нарбонном, были отвергнуты государем вопреки советам канцлера, гр. Румянцева и последний долго медлил с подписанием, составленного Александром, ответа Наполеону. В письме Император Александр, в весьма деликатных выражениях, но настойчиво требует немедленного подписания графом ответа. В тексте письма мы еще раз находим ту непоколебимую твердость, которой обладал Император Александр, как в огне сражения, так и в минуты тяжелых испытаний.

 

2. Александр I, Император. Письмо Императора Александра Пав­ловича к Обрезкову. Русск. Арх. 1898 г., № 1, стр. 86.

Письмо Императора к московскому губернатору Обрезкову написано им по поводу внушенной Государю Алопеусом мысли посланником нашим в Дрез­дене соорудить, при помощи механика Леппиха, воздушный шар для нанесения вреда неприятелю. Письмо послано в Москву при отправлении туда партии рабочих для осуществления этого замысла.

 

3. Александр I, Император. Письмо Императора Александра Пав­ловича к графу Н. И. Салтыкову. Русск. Арх. 1904 г., III, 464 стр.

Письмо из Вильно от 18 Декабря 1812 года на имя генерал-фельдмаршала графа Н. И. Салтыкова, управлявшего всеми внутренними делами Империи на время отъезда Императора из Poccии. В письме Император поручает изъявить волю свою министрам „дабы они сократили число людей в канцеляриях и местах им подчиненных до возможности, чтобы самое только нужное количество чиновников оставлено было, а прочих всех или уволилить от службы, или согласилить на определение в полки". Письмо перепечатано из 8-го тома „Щукинского Сборника" бумаг отечественной войны.

 

4. Александр, Г. Черты из жизни Генерал-Лейтенанта Сергея Але­ксеевича Тучкова. Русск. Арх. 1874 г., стр. 1131.

Генерал-лейтенант Сергей Александрович Тучков был по старшинству 2-м из пяти братьев Тучковых героев 1812 года. Службу начал в 1773 году в Фузелерном полку, а в 1812 году мы видим его уже генерал-майором, начальником особого отряда, самостоятельно действовавшим на берегах Дуная. Тучков участвовал во всех сражениях армии Чичагова против австрийских и польских войск. Служебная карьера его была неудачна: прекрасный администратор, способный генерал и честный человек, он несколько раз был представляем к награде, за военные подвиги, как Кутузовым, так и Чичаговым, но не только не удостоился получить ее, но в течении 12 лет состоял под следствием по обвинению в слабом командовании вверенной ему частью и в допущении расхищения его войсками имущества князя Радзивилла. При Импера­торе Николае Павловиче он был оправдан и в 1829 г. произведен в ген.-лейт. Скончался Т. в 1839 году. Весьма интересны его „Записки" напечатанные в „Русском Вестнике" 1906 года (Июль — Декабрь), а затем вышедшие отдельным изданием.

 

5. Александров, Г. Н. Бумаги из эпохи 1812 — 1814 годов. Русск. Арх. 1871 г., стр. 1537.

Эта обширная статья (74 стр.) заключает в себе следующие бумаги из эпохи 1812 —1813 годов:

а. Рескрипты и Высочайшие указы, последовавшие в Отечественную войну 1812 — 1814 г.г. на имя главнокомандующих армиями, фельдмаршалов: князя Кутузова-Смоленского и графа Барклая-де-Толли, подписанные собственноручно Императором Александром I.

б. Утвержденное им-же положение об управлении герцогством Варшавским.

в. Высочайше утвержденные докладные записки графа Барклая-де-Толли, представленные им Императору Александру Павловичу, во время болезни фельд­маршала Кутузова-Смоленского и после его смерти, касающиеся управления армиями.

 

6. Александров, Г. Н. Очерки моей жизни. Воспоминание Григория Николаевича Александрова. Р. А. 1904 г., III, стр. 465.

Григорий Николаевич Александров умер 1881 г., б. начальник Лефортовского архива, в своих записках говорит как очевидец 1812 года. Краткое содержание: Комета 1812 г. Haшecтвиe французов и укрывательство от них. Маро­деры. Восстание жителей против французов. Возвращение домой. Вязьма. Ельня. Дорогобуж.

 

7. Андреев, Н. И. Из воспоминаний Н. И Андреева. Военно-Сиротский Корпус. 1812 год. Смоленская и Бородинская битвы. Р. А. 1879 г., кн. 10, стр. 173.

Н. И. Андреев — офицер, участник и очевидец всех событий 1812 года. Воспоминания его знакомят читателя с жизнью кадетских корпусов в Петер­бурге и полковой жизнью в Москве, затем касаются похода, совершенного Андреевым в 1812 г. с 50 Егерским полком в составе знаменитой 27 дивизии, генерала Неверовского, для соединения со 2-ой армией князя П. И. Багратиона. Да­лее следует описание битвы под Смоленском, перехода оттуда к Москве до Бородина и, наконец, самого Бородинского сражения, в котором 50 Егерский полк был почти весь уничтожен. Заканчиваются воспоминания временем окончательного падения Наполеона и описанием пребывания наших войск под Парижем (1815 — 1816 гг.).

 

8. Анекдоты о 1812 годe. Два рассказа из истоpии 1812 года. Р. А. 1868 г., № 10, стр. 1675.

Рассказ первый.

В 1812 году под Тарутиным к командиру Л.-гв. 1-ой батареи гвард. артиллерии, к полк. Александру Ивановичу Базилевичу, явились два мужика из Малороссии и просили принять их на службу, так как, по их словам, явившийся им во сне какой-то человек повелел им идти и служить при пушках, доколе не будут изгнаны французы. С дозволения главнокомандующего они служили в ба­тарее до 1813 года. Рассказ этот сообщили: Николай Андреянович Дивов, бывший в батарее в 1812 г. и граф С. П. Сумароков.

Рассказ второй.

Константин Христофорович Бенкендорф рассказывал Ф. И. Тютчеву следующее: Оставив Москву, войска наши были в крайнем унынии. Но вечером 2 сентября 1812 г., солдаты отряда Бенкендорфа, увидев вдруг зарево над го­ревшей Москвой, без команды выстроились и, повернувшись к Москве, прокричали ура! С этой минуты они вновь сделались бодры и ретивы к службе.

 

9. Анекдоты о 1812 годe. Двенадцатый год. Современные рассказы, письма, анекдоты и стихотворения и пр. Р. А. 1876 г., № 7, стр. 302, № 8, стр. 387.

Статья представляет ряд рассказов, писем и анекдотов (63) посвященных воспоминаниям о 1812 годе. Они извлечены из журнала „Сын Отечества" за 1812 и 1813 годы. В статье приведен ряд случаев о подвигах русских офицеров и солдат в Отечественную войну (№11), сведения о сгоревших их зданиях (№ 21), список французских генералов, взятых в плен (№ 38), сведения о Кресте с Ивана Великого (№ 54), рассказы чиновника Корбелецкого, бывшего члена французского муниципалитета (№ 57). Торжество 25 марта 1813 г. в Бостоне по случаю русских побед (№ 63) и др.

 

10. Арндт, Э. М. Из воспоминаний Э. М. Арндта о России 1812 года. Русск. Арх. 1871 г., стр. 76.

Летом 1812 года, известный германский поэт-патриот, Эрнст Мориц Арндт, был вызван в Петербург бароном Штейном, в качестве его помощ­ника по делам Немецкого Легиона и прочим мерам, имевшим отношение к освобождению Германии. Статья заключает в себе рассказ о шестимесячном пребывании его в России и дает интересные сведения, дополняющие картину событий этого знаменательного времени.

 

11. Ассигнации. К истории 1812 года о фальшивых ассигнациях. Руск. Арх. 1865 г., № 1, стр. 491.

В статье этой приводится официальное „Дело о найденных у некоторых иностранцев фальшивых ассигнациях, распущенных французским правительством". Дело это состоит из двух документов:

1. Рапорт графу Ростопчину московского обер-полициймейстера ген.-Maйopa Ивашкина.

2. Резолюция графа Ростопчина.

 

12. Барклай-де-Толли, М. Б. К истории 1812 года. Приказы Барклая- де-Толли. Русск. Арх. 1904 г., I, стр. 306.

Приказы Барклая-де-Толли взяты из Лефортовского архива (Опись 209, св.51) и относятся к следуюшим датам 1812-го года: 4 апреля № 6, 16 апреля № 15, 1 мая № 23, 10 мая № 29, 11 мая № 30, 20 мая № 33, 6 июня № 39, 14 Июня № 42, 20 июня № 44, 21 июня № 45, 22 июня № 46, 24 июня № 48, 24 июня (без номера), 5 июля № 55, 6 июля № 58, 8 июля № 60, 11 июля № 64, 16 июля № 66, 20 июля № 67, 20 июля № 68, 27 июля № 75, 29 июля № 76, 6 августа (без номера) 13 августа № 81, 15 августа № 82, 17 августа № 84, 31 августа № 90 — всего 27 приказов.Они сооб­щены М. Соколовским, с указанием кем подписан приказ, самим ли Бар-клаем или начальником его штаба.

 

13. Барсуков, А. П. Во что обошлась Пензенской губернии Отече­ственная война. Русск. Арх. 1896 г., № 4, стр. 481.

Историк Отечественной войны, Михайловский-Данилевский; для получения сведений с места событий, разослал всем начальникам губерний ряд вопросных пунктов, касающихся событий 12-го года. В Пензенском архиве сохранились ответы на эти опросные пункты, из коих видно, во что обошлась война этой губернии, в смысле доставки людей, лошадей, обмундирования, провианта и денег.

 

14. Бартенев, П. И. Наполеон о пожаре Москвы. Русск. Арх. 1891 г., № 2, стр. 301.

Краткая записка эта представляет выписку из книги: „Mémorial de S-te Helêne, par Las Cases 1824 г.“. (Tome II, pp. 19 et 210), в которой приведены слова Наполеона по поводу Московского пожара и его отзыв о русских войсках.

 

15. Бартенев, П. И. Из записной книжки „Русского Архива". Русск. Арх. 1893 г., № 3, стр. 315.

Между прочими историческими воспоминаниями здесь приведен рассказ мо­сковского старика-извощика о неблагодарности его односельчан, крестьян деревни Мышкиной, Можайского уезда, удавивших, по окончании войны, француз­ского офицера, стоявшего в этой деревне с 6-ю солдатами и не раз спасавшего местное население от разграбления французскими войсками.

 

16. Бартенев, П. И. Надпись на колонне, воздвигнутой в городе Риге в память 1812 — 1814 годов. Русск. Арх. 1886 г., 10, стр. 268.

По поводу надписи на колонне, сделанной на русском и латинском языках, П. И. Бартенев указывает, что мысль постановки колонны принадлежит Маркизу Паулуччи, бывшему в то время Рижским Военным губернатором, и высказывает сомнение, что текст латинской подписи принадлежал сардин­скому посланнику графу де-Местру. Кроме того редактор исправляет неточность латинского текста указывающего, что памятник воздвигнут на средства рижских купцов. Автор удостоверяет что в сооружении колонны принимали участие и дворяне.

 

17. Бартенев. — А. И. Чернышев в Париже 1811 и 1812 гг. Русск. Арх. 1905 г., III, стр. 476.

А. И. Чернышев, (впоследствие граф, а затем Св. Князь и военный министр при Императоре Николае I), был послан Императором Александром I с дипломатическими поручениями в Париж. Миссия Чернышева и его деятельность в Париже в 1811 г. изложена в статье на основании книги историка Вандаля ,,Napoléon et Alexandre", причем указано, что эта сторона деятельности Чер­нышева у нас мало известна.

 

18. Бартенев, Ю. Н. и Бажанов. 1812 год. I. Рассказ священника Успенского Собора И. С. Бажанова. II. Письмо Ю. Н, Бартенева в 1812 г., Рус. Арх. 1899 г., кн. 10, стр. 256.

I. Рассказ священника Московского Успенского Собора, отца И. С. Бажанова, написан им в 1813 г. и посвящен известному кн. А. Н. Голицыну, впоследствии Министру Духовных Дел и Народного Просвещения. Рассказ начинается стихами, затем следуют рассуждения о Наполеоне и наконец „Описание моей жизни", в котором Бажанов описывает свои злоключения в достопамятную годину Отечественной войны.

II. Участник войны 1812 года Ю. Н. Бартенев, в письме к матери, говорит о своей службе в пресловутом лагере под Дриссой, едва не погубившем русской армии, где он находился под командой подполковника Иванова и капи­тана Дидерихса. Он сообщает о трудных переходах, совершенных вместе с своими товарищами; офицерами Журиненом и Деливроном, и описывает Боро­динское сражение, которого ему довелось быть хотя и не участником, но близким очевидцем.

 

19. Баюшев, кн. В. Заметка о С. Н. Глинке. Русск. Арх. 1875 г., № 12. стр. 495.

Заметка эта представляет поправку к статье А. Н. Попова „Москва в 1812 году", в которой сказано, (на стр. 194) по поводу деятельности в Москве знаменитого патриота Сергея Николаевича Глинки, что он „последние годы своей жизни провел в совершенной бедности и умер слепым в 1852 г.“. В действительности же, по свидетельству сына его, С. С. Глинки, Сергей Николаевич получал из кабинета Е. В. пенсию в 3.000 р. в год. Умер он 5-го апреля 1847 года. В честь его была выбита золотая медаль с надписью: „Первый ратник Московского Ополчения".

 

20. Баюшев, кн. В. И. Граф Леонтий Леонтьевич Беннигсен, Биографический очерк. Русск. Арх. 1868 г., стр. 1837.

Гр. Леонтий Леонтьевич Беннигсен из Ганноверских дворян „вечно ни­когда быть в русском подданстве не желал и на то присягой не был обязан". Службу начал в 1773 году, в чине премьер-майора, перейдя из Ганноверской Гвардии. Участвовал в походах Румянцева, Потемкина и Суворова. В 1798 г. Император Павел произвел его в генерал-лейтенанты с увольнением в отставку. Вступил на службу в 1801 г. Из его собственных слов генералу Кайсарову видно, что он принимал участие в деле, сопровождавшем вступление на престол Императора Александра. Успешно действовал он в 1806 и 1807 гг., особенно отличившись под Пултуском 14 декабря 1806 г., где разбил маршала Ланна, но отнюдь не французскую армию под начальством Наполеона, как сам он писал в своей реляции. Под Прейсиш-Эйлау Б. почти истребил корпус Ожеро, но упустил удобный момент и не преследовал неприятеля. В 1810 г. добиваясь командования apмиeй, низко интриговал против Кутузова, впрочем безуспешно. Лучше всего проявил он свой характер, написав после Тарутинского боя донос на Кутузова, испросившего ему у Александра I награду за это дело. После обнаружения Кутузовым этого низкого поступка, он принужден был остаться не удел до 1813 г., когда Кутузов умер. Отличился в Лейпцигском сражении, а за Гамбург получил Георгия I степени. После Парижского мира командовал 2-ой армией, но вскоре переехал в Ганновер, где и умер в 1826 г.

 

21. Бедряга, А. И. Русская могила в Германии 1813 — 1855. Русск. Арх. 1889 г. № 10, стр. 260.

Статья перепечатана из „Русского Инвалида" 1855 г. (№ 10. ноябрь.) и посвя­щена памятнику, сооруженному на могиле русского полковника Изюмского гусарского полка, Бедряги, близ Касселя. Она сооружена Эдуардом Рюппелем, бывшим офицером Вестфальского гусарского полка, участником кампании 1812 года, который был взят в плен под Смоленском и отправлен в Оренбург. В статье приведено письмо 64 летнего Рюппеля на имя автора заметки (1855 года). В конце статьи приведено свидетельство, выданное полковнику Бедряге гр. Виттгенштейном о его подвигах в войну 1812 года.

 

22. Бертье, Маршал. Французская афиша в 1812 году. Приказ маршала Бертье от 29 сентября (н. ст.). 1812 г. Р. А. 1864 г. стр. 835.

Приказ этот изданный 17 — 29 сентября 1812 года, принадлежит к числу мер, принятых французским военным начальством для обезпечения подвоза в Москву жизненных припасов и всякого продовольствия.

 

23. Бестужев-Рюмин, Л. Д. Записки А. Д. Бестужева-Рюмина о Москве в 1812 году. Р. А. 1896 г. № 7, стр. 342.

Записки эти заслуживают особенного внимания исследователей отечествен­ной войны, как ценный исторический и бытовой документ, рисующий яркую картину Московских событий 1812 г. Необычайна также и судьба их автора, Але­ксея Дмитриевича Бестужева-Рюмина, который в 1812 году состоял членом Вотчинного Департамента Сената. В то время как все начальствующие лица Депар­тамента покинули Москву, Бестужев-Рюмин добровольно остался в столице, охраняя архивы. Ему не только пришлось пережить все ужасы неприятельского нашествия, босому и с голодной семьей скитаться по погоревшей Москве, защи­щаясь от мародеров, но и сделаться лично известным Наполеону, у которого он выпросил охрану для архива, чем спас от разграбления это важное для государства хранилище. Приняв на себя должность порученную ему маршалом Мортье по оказанию помощи Московским погорельцам (Approvisionnement des malheureux habitants de la ville ) и не видя в ней нарушения присяги, он спас чужой дом от огня и разграбления, охранял в нем и кормил 78 человек несчастных своих соотечественников. Между тем, по изгнании неприятеля, он предан был суду, лишен должности и только в 1815 году оправдан Государственным советом. В настоящей статье под заглавием „Краткое описание происшествиям в столице Москве в 1812 году“ помещен дневник Бестужева-Рюмина от 15-го мая до 1 сентября 1812 года, в котором описаны события до вступления в Москву французов. Здесь много подробностей по делу Верещагина, при­веден текст двух бумаг (письмо Наполеона к прусскому королю и речь его к князьям Рейнского Союза) послуживших поводом к его обвинению, несколько „Ростопчинских афиш" и довольно резкая характеристика графа Ростопчина, которого он обвиняет в убийстве Верещагина. Это „краткое опиcaниe“ было напечатано первоначально в „Чтениях при Императорском Обществе Истории и Древностей" (книга 2-я, 1859 года) и доставлено туда В. И. Чарыковым и кн. М. А. Оболенским. Подлинная рукопись Бестужева-Рюмина находится в Военно-Ученом Архиве, в бумагах Михайловского-Данилевского.

 

24. Бестужев-Рюмин, А. Д. О происшествиях, случившихся в Москве во время пребывания в оной неприятеля в 1812 году. Донесениe члена Вотчинного Департамента А. Д. Бестужева-Рюмина Министру Юстиции. Р. А. 1896 г. № 7, стр. 365.

Донесение это, написанное в феврале 1813 года, на имя тогдашнего Министра Юстиции И. И. Дмитриева, является как-бы продолжежем „Краткого описания происшествиям в столице Москве в 1812 году", и содержит в себе изложе­ние событий, происшедших в Москве во время 6-недельного пребывания в ней неприятеля. Написано оно также в виде дневника и в нем Бестужев объясняет Министру причины, вынудившие его остаться в Москве и принять на себя звание члена учрежденного Наполеоном муниципалитета. К донесению приложены три документа: 1) указ Наполеона о назначении Бестужева помощником мэра 2) письмо Бестужева к Наполеону от 4 октября 1812 года, на французском языке и 3) письмо Бестужева к И. И. Дмитриеву от 10 июля 1813 года, в котором просит указать, в чем именно его обвиняют. На это второе письмо он получил от Московского прокурора Желябовского, указание: „впредь в отношениях с начальством быть осторожнее и в выражениях наблюдать должное почтение".

 

25. Бестужев-Рюмин, А. Д. Письма его к Д. Ф. Шумилову, В. К. Константину Павловичу и императору Александру Павловичу. Р. А. 1896 г. № 7, стр. 386.

А. Д. Бестужев-Рюмин, по изгнании неприятеля, был подвергнут взыска­нию и лишен места по обвинению в растрате казенных денег. В оправдание свое им были написаны письма к его другу Д. Ф. Шумилову, два прошения Госу­дарю и одно к Великому князю Константину Павловичу. Они разъясняют даль­нейшую судьбу А. Д. Бестужева-Рюмина и довольно ярко обрисовывают ту эпоху.

 

26. Бредихин, Ф. А. Память о 1812 годе в обсерватории Москов­ского Университета. Р. А. 1884 г. кн. 4, стр. 337.

На дворе Московской Университетской Обсерватории вделана в стену доска с надписью, гласящей, что на этой горке в 1812 году спасались от огня фабрикант В. И. и сын его И. В. Прохоровы и с благодарностью упоминается о каком-то неизвестном французском полковнике, доставлявшем укрывав­шимся все время провиант.

 

27. Брокер, В. А. Рассказы из истории 1812 года. Р. А. 1868 г., стр. 1866.

Статья заключает в себе три рассказа из истории 1812 г.

I. В числе оставшихся в Москве жителей, во время занятия ее францу­зами, был почтамтский чиновник Н—в, бывший суворовский гренадер и пламен­ный патриот. Узнав однажды от квартировавших в Почтамте французов, что туда приедет Наполеон, старик сидя за гипсовым орлом над входом, караулил два дня и наконец, увидя блестящую толпу французских офицеров, швырнул им на голову бревно, не причинившее, впрочем, никому вреда.

II. После ухода французов из России, для восстановления почтового сообщения по Смоленскому тракту был послан чиновник Л—ъ. Заночевав в крестьянской избе Л—ъ слышал от крестьянина рассказ о том, как, поймав десятка два французов, крестьяне закопали их живыми в землю.

III. Тот же Л., приехав в Смоленск, увидел толпу французских раненых, брошенных Наполеоном. Положение их было настолько ужасно, что на них нельзя было без слез смотреть. У 15 человек раненых было всего 18 ног и 12 рук, так, что несчастные даже есть самостоятельно не могли.

 

28. Бибиков, Д. Г. Прохождение службы Д. Г. Бибикова. Р. А. 1897 г. № 9, стр. 139.

Д. Г. Бибиков поступил на службу корнетом Белорусского гусарского полка, затем перешел в лейб-гвард. драгунский полк и в 1812 г. был уже в чине шт.-капитана. В 1819 г. в чине полковника он вышел в отставку и был назначен Владимирским вице-губернатором. Проходя постепено различные должности в 1828 г. мы видим его уже тайным советником, а в 1837 г. — сенатором. В этом же году он переименован в генерал-лейтенанты и назначен Кивским генерал-губернатором. В 1848 году последовало его назначение членом Государственного Совета, а в 1852 г. Министром Внутренних Дел. В 1855 г. он вышел в отставку. Он участвовал в следующих боях 1812 года: при Вилькомире, под Витебском, под Смоленском и в сражении при Бородине, где лишился одной руки.

 

29. Булацель, П. Ф. Потье-де-ла Фромандиер. Р. А. 1902 г. № 8, стр. 667.

Полковник л.-гв. финляндского полка Павел Петрович де-ла-Фромандиер участвовал в Бородинском сражении в отряде своего тестя, князя Ивана Стефановича Гурьялова и вышел из этого боя целым и невредимым. Известие об этом не мало обрадовало Кутузова, лично знавшего его отца, генерал-майора П. И. Фромандиера и даже многим обязанного ему. Петр Иванович Фромандиер был женат на девице Зверевой, любимице Екатерины Великой.

 

30. Булгаков, А. Я. Новые подлинные черты из отечественной войны 1812 года. Р. А. 1864 г. стр. 786.

Во время занятия Москвы неприятелем гр. Растопчин находился во Владимиpe, где получал разными путями сведения из Москвы и из армии. В это время состоял при нем Александр Яковлевич Булгаков (впоследствии Москов­ский Почт-Директор), в бумагах которого и сохранились следующие, напеча­танные в настоящей статьe документы: 1) Выписка известий из Москвы от 18 сентября 1812 г. 2) Перечень известий из Москвы и окружностей ее от 20 сентября 1812 г. 3) Донесение аптекаря Нордберга. 4) Перечень известий по 3-е сентября. 5) Краткая записка оставшимся в целости зданиям в Москве. 6) Ведомость о Московских церквах и домах, существовавших до пожара. 7) Записка о майоре французской службы Александре Шмидте. 8) Вопросы, предло­женные Булгаковым Шмидту по приказанию графа Ростопчина. 9) Ответы Шмидта на эти вопросы (53). В последнем (53-м) ответе Шмидт дает краткие биографии и характеристики Даву, Бертье, Макдональда, Нея, Виктора, Лефевра, Бeccиepa, Вице-короля Евгения, Мармона и Удино. Шмидт состоял майором при генеральном Штабе французской армии в 1812 году

 

31. Булгаков, А. Я. Росписание особам, составлявшим француз­ское правление или муниципалитет в Москве. 1812 года. Р. А. 1864 г. стр. 839.

В статье приведен полный список французского муниципалитета Москвы в 1812 году. Муниципалитет состоял из 65 человек во главе с градским главой Петром Находкиным.

 

32. Булгаков, А. Я. К истории 1812 года. Заметки А. Я. Булга­кова. Р. А. 1866 г. № 5, стр. 689.

Заметки эти содержат ряд писем Булгакова к жене и брату. В пись­мах этих находим много подробностей, касающихся, как главной квартиры, так и лиц, близко стоявших к Государю. Между прочим, в заметках при­водится список лиц, составлявших французский муниципалитет Москвы, во время занятия ее Наполеоном. В конце заметки приведен „Рапорт кавалергардского полка протоиерея Гратинского обер-священнику армии и флота от 5-го декабря 1812 года", содержащий описание жизни Гратинского в Москве, во время нахождения ее во власти французов. Как известно, после пожара и разграбления Москвы, отцу Гратинскому удалось первому получить разрешение отслу­жить Божественную Литургию, которую он и совершал в церкви Великомуче­ника Евпла.

 

33. Булгаков, А. Я. Как умирал граф Ф. В. Растопчин. Р. А. 1893 г. № 1, стр. 39.

Письмо это написано А. Я. Булгаковым к графу М. С. Воронцову 31 де­кабря 1825 г., почти накануне смерти графа Ф. В. Ростопчина. Он описывает последние дни жизни графа, его удивительную бодрость духа, его по истине христианское терпение и трогательное прощание умирающего Ростопчина со своей семьей.

 

34. Булгаков, А. Я. Pyccкиe и Наполеон Бонапарте или рассмотрениe поведения нынешнего обладателя Франции с Тильзитского мира по изгнании его из древней Российской столицы с присовокуплением многих любопытных анекдотов и плана Москвы, в коем означены сгоревшие и оставшиеся в целости части города. Писано московским жителем 1813 года. Р. А. 1908 г. № 2, стр. 507.

Перепечатка изданной в Москве в 1813 году в типографии С. Селивановского книжки в 131 стр. Книжка издана анонимно, но П. Бартенев раскрывает автора. План, о котором говорится в заглавии в Русском Архиве не помещен, так как он неразборчиво нарисован.

 

35. Булгаков, К. Я. Из писем К. Я. Булгакова к его брату. 1812 год. Р. А. 1904 г. № 2, стр. 200.

 

36. Булыгин, А. Француз — ходатай за русских простолюдинов. Р. Ар. 1903 г. № 1, стр. 141.

Автор разбирая Соймоновские бумаги, наткнулся на ходатайство француза Perin, служившего дядькой у Соймоновых, о пропуске оставшихся в Москве дворовых людей в их подмосковную вотчину — село Теплое. Текст этого хо­датайства, по французски, без перевода и приказ коменданта Москвы о про­пуске сообщен на стр. 141 Русского Архива с указанием, что этот документ служит дополнением к появившимся уже в печати „Рассказам очевидцев о 1812 годе", собранным Е. В. Новосильцевой псевдоним Толычева и к рассказу Е. А. Соймоновой, помещенному в б-ой книжке Русского Архива за 1871 г.

 

37. Бунина, А. П. Из писем Анны Петровны Буниной к племян­нику ее М. Н. Семенову. Русск. Арх. 1908 г. № 1, стр. 524.

А. П. Бунина, известная поэтеса (школы Шишкова), первой четверти XIX века. М. Н. Семенов ее племянник, брат П. Н. Семенова, драматического писателя, сельский хозяин в имении Подосинки Рязанской губернии. Письмо сообщено в редакцию Русского Архива К. К. Гротом и помечено 28, II 1812 г. из С.-Петербурга. Письмо содержит несколько данных о времяпровождении петербургского общества в зиму 1811 года перед походом Наполеона.

 

38. Бургон, Ж. Ф. Великое отступление. Из записок французского гвардейца Ж. Ф. Бургоня. Русск. Арх. 1897 г. № 2, стр. 248.

Французский подлинник этих записок появился в печати только в 1896 г. и здесь помещены только извлечения из него. Бургонь, гвардеец фран­цузской армии, почти день за днем, описывает тяжелое время отступления отряда маршала Мортье. Бургонь и его товарищи, оборванные, закутанные в звериные шкуры, все время принуждены были питаться кониной и запивать ее талым снегом. Рисуемые им картины голодной смерти и полной разнузданности, озверевшей от голода, массы людей, дают читателю полное понятие о том, в каком, поистине, ужасном положении находилась великая французская армия при отступлении из Poccии. Записки Бургоня вышли отдельным изданием в конце 90-х годов прошлого столетия.

 

39. Бутенев, А. П. Воспоминания русского дипломата А. П. Бутенева. 1812 год. Русск. Арх. 1881 г., Т. III, кн. 3 (1) стр. 5.

Записки известного дипломата, Аполлинария Петровича Бутенева, печатались с неизданной французской рукописи, сохранившейся у его сына К. А. Бутенева *).

*) Ныне граф Конст. Аполл. Хрептович-Бутенев.

Родился автор в 1788 г. в имении своего отца, селе Гриденки, Калужской губ. Медынского уезда. 7-ми лет он был отдан на воспитание в семью А. Н. Гончарова, соседа по имению. В 1804 г., 16-ти лет, А. П. поступил на службу в министерство иностранных дел и переехал в Петербург к фельдмаршалу Н. И. Салтыкову. В 1807 году он был назначен секретарем при товарище министра иностранных дел А. Н. Салтыкове, а в 1810 г. переведен в дипло­матическую канцелярию во главе которой стоял гр. Румянцев. В 1812 году он назначен в качестве дипломатического чиновника во 2-ую армию кн. Багратиона, с которой ему и пришлось совершить весь поход. Следуя за раненым под Бородиным Багратионом, Бутенев приехал в Москву, а оттуда возвратился обратно в дипломатическую канцелярию. Описание личного состава главной квар­тиры Багратиона, а также характеристика иностранных дипломатов того вре­мени в Петербург и русских дипломатов за границей чрезвычайно инте­ресны.

 

40. Бутенев, А. П. Воспоминания А. П. Бутенева. 1812 и 1813 года. Русск. Арх. 1883 г. Т. 1, кн. 1-я, стр. 5.

Возвратившись в C.-Петербург после кончины князя Багратиона и вступления Наполеона в Москву, А. П. Бутенев возобновил свои занятия в дипломатической канцелярии, под руководством канцлера гр. Румянцева. В своих воспоминаниях он живо рисует удручающее впечатление, произведенное на Петербургский двор и общество, известием об оставлении Москвы. В 1813 г. последовал отъезд Бутенева в Англию, через Швецию, с депешами, а оттуда в Берлин и Лейпциг. По дороге в последний он узнал от генерала Нейперга (впоследствии морганатического супруга Императрицы Марии Луизы) о Лейпцигском сражении и бегстве Наполеона к Рейну. Отсюда, согласно приказанию гр. Нессельроде, Буте­нев последовал за главной квартирой в Веймар и Франкфурт на Майне и наконец, в качестве секретаря посольства, прибыл в Штутгардт, к кн. Юр. Головкину. Это было началом его самостоятельной дипломатической карьеры, закончившейся только с его смертью. Впоследствии он был послом в Константинополе, Швейцарии и Риме в исторический момент бегства папы Пия IX в Гасту. Воспоминания А. П. Бутенева вышли отд. издажем на француз­ском языке и отпечатаны в 1881 г. в тип. Тренке и Фюсно в самом ограниченном числе экземпляров.

 

41. Бутурлин, гр. М. Д. Записки графа Михаила Дмитриевича Бутур­лина. Р. А. 1897 г. № 2, стр. 213.

Записка эта содержит в себе фамильную летопись рода Бутурлиных и Воронцовых и описание некоторых эпизодов, относящихся в 1812 г. Близость театра войны заставила семью Бутурлиных перебраться из с. Белкина Калуж­ской губ. в с. Бутурлиновку Воронежской губ. Старший брат гр. Бутурлина, Петр Дмитриевич, историк 1812 года, в качестве офицера лично принимал участие в кампании. 1812 г. Громадная библиотека (до 40 т. томов) Бутурлиных погибла во время пожара в Москве. Между прочим автор упоминает о французском католическом священнике Сюрюге и его смелом отказе читать молитвы за Наполеона.

 

42. Бюлер, бар. Ф. А. Московский Архив Коллегии Иностранных Дел в 1812 г. Р. А. 1875 г. № 12, стр. 289.

В кратком предисловии автор указывает на заслуги Н. Н. Бантыша-Каменского, который в 1812 году заведуя Московским Архивом Коллегии Ино­странных Дел, спас, вместе с гр. Ростопчиным, это драгоценное хранилище для потомства, распоряжаясь лично укладкой документов и во время перевозки его из Москвы ни на шаг не отлучаясь от обоза. Между тем в Москве по­гибла оставленная им его собственная библиотека и подмосковная усадьба его сожжена французами. В самой статье приведены: 1) Переписка Бантыша-Каменского с Ростопчиным и московским губернатором Обрезковым и 2) Донесение его в Коллегию Иностранных Дел, в котором описано состояние Архивных зданий и некоторых, оставшихся в них книг и бумаг во время пребывания в Москве французов.

 

43. Бюлер, бар. Ф. А. Граф де-Брюна графу Э. де-Сен-При (1812) и барон Левенштерн барону Ф. А. Бюлеру (1857). Русский Архив 1889 г. № 11, стр. 376.

Два письма из бумаг барона Ф. А. Бюллера, сообщенные им редакции „Русского Архива", касаются любопытного вопроса о высылке в 1812 году из армии офицеров и вообще лиц почему либо вызвавших подозрение. 1) Из пер­вого письма, написанного графом-де-Бриона (представителем Людовика XVIII в Петербурге) на имя графа Э. Ф. де-Сен-При (бывшего начальника штаба 2-й за­падной армии кн. Багратиона) — первый просит второго, как своего соотечествен­ника, ходатайствовать о формальном расследовании по делу его племянника, мар­киза де-Лезера, офицера русской службы, который без всякой видимой причины, был арестован и выслан в Пермь. 2) По прочтении этого письма (доставленного ему Ф. А. Бюлером) барон В. И. Левенштерн (известный автор воспоминаний, напечатанных в Париже в 1903 году и в Русской Старине в 1900 и 1901 г.) сообщает барону Бюлеру, что в момент высылки де-Лезера в Пермь из Москвы, он находился у Ростопчина и видел де-Лезера; он воспоминает что он сам, Левенштерн, едва не подвергся той же участи и только благодаря сердечному к нему отношению гр. Ростопчина, не поверившего возведенным на него обвинениям, не был отправлен в ссылку и снова вернулся в армию к самому моменту Бородинского сражения.

 

44. Вагевир. 1812 год. Из записок голландца Вагевира, в переводе А. О. Круглого. Русск. Арх. 1909 г. № 2, стр. 549.

Голландец Вагевир капитан 125 пехотного нидерландского полка, входившего в состав 9 корпуса великой армии, был взят в плен при Березине и отослан в Мензелинск. По возвращению на родину он издал, в 1820 году, свои воспоминания. Г. А. Круглый перевел извлечения из них. Содержание их следующее: Смоленск. Картина разрушения города. Бедственное положение жителей и войск. Госпиталь. Недостаток в съестных припасах. Военные действия. Пожар на перевязочном пункте. Отступление. Гибель стада. Голод. Бедствия в отступающей армии. Сражение при Борисове. Переправа через Березину. Сдача на капитуляцию. Отношение русских к пленным. Записки начинаются с 29 сен­тября 1812 года.

 

45. Варлаам. (Шишацкий). Архиепископ Варлаам Шишацкий и его стихи. Русск. Арх. 1903 г. № 2, стр. 291.

Известный археолог А. Титов сообщает на стр. „Рус. Архива" перепечатку статьи Хойнацкого в № 8 Волын. Епарх. Ведом, за 1879 г. — Статья представляет рассказ современника о расстрижении Варлаама. Затем Титов приводит из рукописного сборника канту, сочиненную Варлаамом во время его заточения в Новгород-Северском Спасском монастыре. Канта начинается стихом:

Ах ты свете лестный! Ты сердце крушишь,

Лютыми печальми только мя мутишь.

 

46. Васильев, П. А. Возвращение фельдмаршалом Кутузовым, из армии в Смоленск иконы Смоленской, Божией Матери. Русск. Арх. 1894 г. № 10, стр. 240. В статье приведены следующие документы:

1) Письмо генерала Коновницына при отправлении иконы обратно в Смо­ленск от 6 ноября 1812 г.

2) Ответное на него письмо протоиерея А. Васильева с описанием торже­ственной встречи иконы жителями города.

Оба документа переписаны и сохранены П. А. Васильевым — очевидцем событий 12-го года.

По оставлении нашей армией Смоленска, 6 августа, икона взята была артиллерийской ротой полковника Глухова, во все время кампании находилась при 3 пехотной дивизии П. П. Коновницына и ровно через три месяца, 6 ноября, вернулась в Смоленск.

 

47. Вигель, Ф. Ф. Записки Ф. Ф. Вигеля. 1812 год. Русск. Арх. 1892 г., кн. V и кн. VI.

 

48. Волкова, М. А. Письма из эпохи 1812 — 1813 годов к М. А. Волковой. Русск. Арх. 1887 г. № 2, стр. 186.

Приведены письма: 1) саратовского бурмистра Шокина 12 августа 1812 г. о волнениях крестьян Камышинского уезда Саратовской губ. села Bepxниe Добринки и 2) Ивана Кульмана, служившего в Московской управе благочиния старшим штаб-лекарем и сделанного членом, учрежденного французами, муниципального управления. В письмах Кульмана есть указания, что после ухода французов в Москве происходили грабежи „мужиков и казаков страшнее прежнего" и что только прибытие нежинских гусар восстановило порядок. Далее следует по­дробное описание злоключений, испытанных Кульманом на допросах при полиции о службе его во французском муниципалитете. Во время этих допросов Кульман думал о самоубийстве: но „закон не велит, как philosophie равномерно" — пишет философ-лекарь. Не безынтересно и указание Кульмана, что сотни лет назад не было такого чистого воздуха, как теперь, ради двух причин: сильный пожар истребил набранную многими временами всякого рода нечистоты и ветер повсюду продувает, что прежде сего быть не могло. Письма писаны к Маргарите Александровне Волковой, урожденной Кошелевой.

 

49. Волконский, князь П. А. У французов в Московском плену 1812 года. Замечатя действий французов, вошедших в Москву, узнанные, во время двадцати-двух-дневного у них полону, бригадиром, князем Петром Алексеевым сыном Волконским. Русск. Арх. 1905 г. № 3, стр. 351.

Князь П. А. Волконский (1759 — 1827) родной племянник Московского главно­командующего при Екатерине II, князя Михаила Никитича Волконского. Записки сообщены А. А. Титовым и снабжены примечаниями П. Бартенева. Их любопытно сравнить с записками генерала С. Мосолова, см. Р. А. 1905 г. I. 124.

 

50. Вяземский, кн. П. А. Поминки по Бородинской битвe. Русск. Арх. 1869 г. № 1, стр. 175.

Стихотворение „Поминки по Бородинской битве (посвящ. Дмитрию Гавриловичу Бибикову) написано кн. Вяземским под впечатлением Бородинского сражения, в котором он сам участвовал. Более подробное описание мы находим в его „Воспоминаниях о 1812 г.“. (Р. А. 1869, стр. 181). Особенно удачно автор выразил ту странную неуверенность в поражении и вместе с тем не вполне ясное чувство победы , которое осталось у обоих противников после боя, в следующих словах:

Но победа обоюдно,

То дается нам, то им:

В этот день решить бы трудно,

Кто из двух непобедим.

 

51. Вяземский, кн. П. А. Воспоминания о 1812 годe . Русск. Арх. 1869 г., № 1, стр. 181.

Кн. П. А. Вяземский в 1812 году поступил офицером в Мамоновский казачий полк, фактическим командиром которого был князь Четвертинский, (родной брат известной Марии Антоновны Нарышкиной) хотя гр. Дмитриев-Мамонов, содержавший полк на свой счет и носил генеральский мундир полка. Затем кн. Вяземский был адъютантом у ген. Милорадовича и участвовал в этом звании в сражении при Бородине. Первая часть воспоминаний составляет критику романа „Война и Мир" гр. Толстого, затем следует описание тех моментов Бородинского сражения, где участвовал князь. Он долго останавли­вается на личности гр. Милорадовича, которого наблюдал все время сражения. Конец статьи заключает в себе опровержение мнения о том, будто граф Ростопчин выдал купеческого сына Верещагина на расправу черни для того, чтобы спастись бегством из Москвы.

 

52. Вяземский, кн. П. А. Характеристическия заметки и воспоминания о графе Ростопчинe. Русск. Арх. 1877 г.; № 1, стр. 69 .

Статья представляет крайне интересную характеристику гр. Ростопчина, как деятеля, писателя и человека, сделанную его современником князем П. А. Вяземским. В устах такого человека как кн. Вяземский отзывы его о Ростоп­чине являются драгоценным материалом для биографии великого Московского патриота. Интересен также взгляд князя Вяземского на дело Верещагина, на ко­тором он останавливается довольно подробно и в заключение говорит, что прямое участие гр. Ростопчина в смерти Верещагина положительно и юридически недоказано, следовательно считать его виновным в той степени, какую обык­новенно приписывают ему, беззаконно и несправедливо.

 

53. Герц, К. К. О медали на занятие Москвы французами в 1812 году. Русск. Арх. 1876 г., № 8, стр. 409.

Бронзовый экземпляр этой медали, выбитой Наполеоном по случаю занятия Москвы в 1812 г., находится в Московском Публичном Музее. Медаль эта поступила в Музей в 1865 году из Рязанской гимназии, куда была пожертвована Рязанским Губернатором А. Д. Балашовым, который приобрел ее в 1812 году в бытность свою Министром Полиции. Бывший в 1876 году Директором Рязан­ской гимназии, г. Гулевич, указал редакции на местонахождение медали, а заведывающий нумизматическим отделением Музея, проф. К. К. Герц, предоставил редакции возможность сделать с этой редкой медали снимок, который и воспроизведен в этой статье.

 

54. Гиляров-Платонов, Н. П. Московский Новодевичий Монастырь в 1812 году. Русск. Арх. 1864 г.; стр. 843.

Статья заключает в себе „Рассказ очевидца штатного служителя Семена Климта".

Климт пробыл в монастыре все время занятия его французами и видел Наполеона. Характерно, что, когда священник спросил, кого поминать во время литургии Наполеона или Александра, сказано было: „Александра". Действия русской полиции Климт описывает так: „Приехала полиция Москву сберегать, а что у кого припасено — обирать".

 

55. Голенищев-Кутузов-Толстой, П. М. Несколько слов о князе М. И. Голенищеве-Кутузове-Смоленском. Русск. Арх. 1883. Т. IV, кн. 11, стр. 361.

Автор статьи, Павел Матвеевич Голенищев-Кутузов-Толстой, скончавшийся 28 февраля 1883 года, был внук фельдмаршала Кутузова и пламенный поклонник своего знаменитого деда. В своей заметке он указывает, что многиe pyccкиe писатели, касаясь Кутузова, как полководца, задевали его личность, как человека, чем и дали повод французскому историку Тьеру, в его „истории Консульства и Империи" писать о Кутузове самые несообразные вещи, за что автор и французский адвокат Бeppиe хотел привлечь Тьера к суду за диффамацию. Автор же написал по этому случаю возражение Тьеру, переведенное на русский язык. К русским недоброжелателям Кутузова, автор относит Беннигсена и Липранди, а из позднейших писателей Богдановича. В статье приво­дится отзыв известного гр. Сегюра о Кутузове, оправдывающий его действия под Красным. Редактор „Русского Архива" предпосылает статье краткую за­метку, в которой говорит, что в наши дни Кутузову подобает особливый почет и благодарность потомства и высказываешь уверенность, что в Казанском Соборе, в Петербурге, будут на вечные времена учреждены панихиды в дни его рождения и кончины.

 

56. Голицын, кн. А. Н. Князь А. Н. Голицын в его письмах. Русск. Арх. 1905. № 3 стр. 360.

Между другими письмами есть письмо кн. А. Н. Голицына к Императору Александру I, от 21 мая 1812 г., в котором он просит разрешения на устройство домовой церкви.

 

57. Голицын, кн. Л. С. Письмо прикащика Максима Сокова к И. Р. Баташову о московском пожаре 1812 года. Русск. Арх. 1871 г., стр. 218.

Письмо это дает картину первого дня, проведенного королем Мюратом в Москве. Оно содержит описание ночевки Мюрата в Москве 2-го сентября 1812 г. в доме И. Р. Баташова. Затем, здесь же мы находим описание московских грабежей и пожаров до 23 сентября. Между прочим в статье подробно описы­вается наружность Мюрата.

 

58. Голицын, кн. Н. Б. Очерки военных сцен 1812 — 1814 г. г. Русск. Арх. 1884 г., кн. 4, стр. 338.

Князь Н. Б. Голицын вспоминает о своем участии в великих событиях 1812 года. В начале компании он состоял при главной квартире 2-ой армии кн. Багратиона. В качестве ординарца Голицын был во время Бородин­ского сражения около Багратиона и здесь же раненый князь пожаловал его в первый офицерский чин с назначением в Киевский драгунский полк. Н. Б. Го­лицын тоже раненый, уехал в Москву и через несколько дней был свидетелем оставления ее нашими войсками. Оправившись от раны, он представился графу Сиверсу, своему дивизионному командиру и остался у него адъютантом, но вскоре в качестве такового же перешел к графу Остерману-Толстому. После Тарутинского дела, он был под Вязьму, но в дальнейшем преследовали Наполеона участия не принимал и сильно захворав возвратился в Москву. В 1813 г. он отправился в Kиeвский полк стоявший в Цвикау под командой полковника Эммануэля и принимал участие в боях под Люценом, Нейкирхеном, Кацбахом, Лейпцигом и других сражениях союзной армии.

 

59. Голомбиевский, А. А. Святая Могила. Биографические заметки о С. В. Колычевe. Русск. Арх. 1904. III. 564.

А. Голомбиевский раскрывает псевдоним героя рассказа И. А. Салова — Свя­тая могила — Рахманова, под именем которого выведен Сергей Васильевич Колычев и на стр. 569 и следующих говорит об участии С. В. Колычева в кампании 1812 года.

 

60. Голохвастов, Д. Д. Wahrheit und Dichtung. По поводу воспоминаний Татьяны Петровны Пассек. Руск. Арх. 1874. № 4. стр. 1053.

Статья представляет критический разбор воспоминаний известной Татьяны Петровны Пассек, напечатанных в 1872 — 1873 г.г. в „Русской Старине" под заглавием: „Из ранних лет из жизни дальней". Разбирая и опровергая ряд фактов, автор между прочим останавливается на эпохе 1812 года и в частно­сти на свидании и разговоре Наполеона (в Москве) с Петром Алексеевичем Яковлевым, которого он отправил в Петербург с письмом к Императору Александру. Указывая на неточности в передаче некоторых подробностей об этом происшествии в воспоминаниях Т. П. Пассек и опровергая по этому же поводу французского писателя барона Fain, автора сочинения „Manuscrit de 1812“, Д. Д. Голохвастов приводит французский черновик записки самого Яковлева об этом событии и русский перевод ее.

 

 

 

РЕДКИЕ ИЗДАНИЯ ПО ИСТОРИИ ОСВОБОЖДЕНИЯ КРЕСТЬЯН ОТ КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ.

Истекло 50 лет со времени свобождения крестьян в Poccии от крепостной зависимости, и мы не только не имеем истории его, достойной этого имени, но в течение 50 лет не собрались даже издать первоисточники для истории осво­бождения крестьян, доселе пребывающие в архиве Государственного Совета, хотя о настоятельной необходимости такого их издания, в интересах науки, возникала мысль еще в 1886 г., когда по поводу 25-летия со времени освобождения крестьян Московское Юридическое Общество постановило возбудить ходатайство пред вла­стями об издании журналов Главного Комитета по крестьянскому делу и Госу­дарственного Совета по рассмотрению проектов Положений о крестьянах, выходивших из крепостной зависимости, — как существенно необходимых для раз­работки истории законодательства о крестьянах.

Однакож не только архивные материалы по истории освобождения крестьян в Poccии не изданы, но и из изданных материалов, как „ Труды Редакционных Koммисий для составления положений о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости" (1-е издание в XVIII т. с 14 приложениями и 2-е в 3-х томах), „ Отзывы членов, вызванных из Губернских Комитетов" первого и второго призыва составляют величайшую библиографическую редкость, и по этой причине они недоступны для работающих по истории освобождения крестьян. Отмеченная редкость „отзывов" депутатов (будем так для краткости называть), объясняется историей их изда­ния, которую мы здесь и представим на основании переписки, хранящейся в ар­хиве Государственного Совета и в бумагах гр. Панина (второго председателя редакц. ком.), поступивших от сенатора Хвостова в рукописное отделение Императ. публичной библиотеки (F. II, 192, т. I — VII).

Стремясь к приданию наиболее широкой гласности работам Редакционной Комиссии, первый их председатель Я. Н. Ростовцов испросил Высочайшее соизволениe на печатание „Трудов“ их в 3.000 экземпляров, которые и рассылались всем лицам, прикосновенным к предпринятому правительством делу освобождения крестьян. Когда состоялся вызов депутатов от 21 губерний, (летом 1859 г.) и получились их замечания на работы Редакц. Ком., то г.-ад. Ростовцов, всеподданнейшим докладом от 4 ноября 1859 испрашивал разрешения на напечатаниe „отзывов“ депутатов в одинаковом с журналами коммиссий числе экземп­ляров (3.000). Государь Александр II, по решению Главного Комитета по кр. делу, бывшему в его присутствии 5 ноября 1859 г., не разрешил печатание мнений депутатов в означенном количестве, но повелел „напечатать их для всех высших правительственных лиц, которые будут рассматривать труды редакционных коммиссий и для членов сих последних, равно как и для соображения канцелярии коммиссии“. Во исполнение этого г.-ад. Ростовцов приказал напечатать мнений членов от губернских комитетов в числе 350 экземпляров, при чем распорядился чтобы экземпляры „отзывов" выдавались каждому лицу только по его письменному о каждом разрешению, а все невыданные экземп­ляры хранились в особом сундуке или шкафе за ключем заведывавшего делами коммиссией и печатью Ростовцова (109 т. дела Главн. ком. по кр. делу, л. 379. Арх. Госуд. Сов.).

Впоследствии по вызове депутатов второго призыва из 22 губерний и земли Войска Донского, весной 1860 г., уже при председательстве в ред. ком. гр. Панина, мнения их тоже были напечатаны, но уже только в 60 экземплярах и составили 2 тома, в 4-х частях. Столь ограниченное число экземпляров „отзывов" депутатов 2-го призыва выпущено было по особому, испрошенному гр. Паниным, повелению Государя, так как гр. Панин находил оглашение „отзывов" депутатов обоих призывов не желательным, вследствие обнаруженного ими крайне оппозиционного направления как к правительству, так и к работам Редакц. Ком. Из этого числа экземпляров „отзывов", два были представ­лены Государю и Великому Князю Константину Николаевичу, 30 розданы были членам Редакц. Ком. для составления докладов по отзывам депутатов, 10 — разо­сланы членам Главн. Комит. по кр. делу, а остальные были запечатаны в шкафе тремя печатями: П. С. Семенова, секретаря Редакц. Ком. Острякова и самого гр. Па­нина, впредь до его распоряжений. (Бумаги сен. Хвостова. Имп. Публ. Библ. F. 11, 129, т. 1, л. 14).

Крайне ограниченное число экземпляров „отзывов" депутатов 2-го при­зыва послужило источником своеобразной переписки гр. Панина о возвращении членами Редакц. Ком. таких экземпляров, в виду расмотрения трудов их в Главном комитете и Государственном Совете. Так, член-эксперт кн. Голи­цын на требования письменные и словесные о возврате экземпляра „отзывов" ходатайствовал об оставлении у него экземпляра, „с которым он не желал расставаться, прося этого, как возмездья за его труды", а когда гр. Панин на это не согласился, то кн. Голицын объявил о своем намерении уволиться от звания эксперта, и, не смотря на приглашение гр. Панина „обдумать этот поступок в отношении к Государю", прислал просьбу об увольнении, которую Панин и повергал на благоусмотрение Государя. (Там же, т. VII, 157— 159). Дру­гой член-эксперт гр. Галаган на требование о возвращении экземпляра „отзы­вов" доказывал резонность сохранения его у себя в числе других изданий, от­носившихся до Редакц. Ком., в которой он работал полтора года, а в крайно­сти просил „о разрешении ему вновь отпечатать для себя один экземпляр от­зывов депутатов 2-го призыва, на собственный его счет". Но гр. Панин, отка­зывая ему удержать у себя экземпляр „отзывов", прибавил, что он не считает себя в праве изъявить соглсие на напечатание собственно для Галагана, хотя бы и на его счет, экземпляра означенных „отзывов", „в виду того исключительного положения, в коем подание мнений г.г. членов от Редакц. Ком. (так в подлиннике) поставлено изъявленной Высочайшей волей". (Т. 122 дела. Гл. ком. по кр. дел у, № 19, л. 18. Арх. Госуд. Сов.).

Ограниченность числа экземпляров, в котором печатались отзывы депу­татов, в особенности второго призыва, и затруднительность ознакомления с ними, были причиной того, что даже близко стоявшие к работам редакц. ком. лица, как член-эксперт Н. П. Семенов не знали о количестве печатавшихся экземпляров этих отзывов (г. Семенов в статье „Вызов и прием депута­тов первого призыва" указывает издание отзывов депутатов 2-го приглашения в числе 50 экземпляров „Русский Вестник". 1867, № 8), а современник осво­бождения крестьян, Д. П. Хрущов, издатель „Материалов для истоpии упразднения крепостных крестьян“. Berlin, 1890 — 1862, 3 vol.) также не мог знать в скольких томах изданы упомянутые отзывы, говоря: „во­обще все отзывы депутатов первого приглашения составили три толстых печатных тома (на самом деле — 2). Депутаты второго приглашения были умереннее, их отзывы составляют один печатный том“ (на самом деле — 2, в 4-х частях) („Материалы“ и т. д. vol. 11, стр. 142, Berlin, 1861 г.).

Неверное обозначение у Хрущова числа томов служит, однакож, до наших дней на столько авторитетным, что им пользуются даже специалисты-историки. (Сравн. ст. П. Милюкова „Крестьяне“ в Энциклопед. Лекс. Брокгауза, 32 полутом).

Составляя приложение к Трудам Редакц. Ком., „отзывы членов губерн­ских комитетов“ были широко использованы г. Скребицким в его своде тру­дов этих коммиссий „Крестьянское дело в царствование Але­ксандра II-го, (Бонн-на-Рейне 1862 — 1868 г., в пяти томах), но сделанные им извлечения из отзывов депутатов 1 и 2 призывов не исключают необ­ходимости историку обращаться к подлинным отзывам, рукописный экземпляр которых находится в Архиве Государственного Совета, а печатный экземпляр — в Императорской Публичной Библиотеке. Библиографическое описание „отзывов“ с перечнем их содержания дано в труде г. Межова „Крестьянский во­прос в Poccии“. (Спб. 1865 г.).

Алексей Попельницкий.

 

 

 

ПИСЬМА ИЗ ПАРИЖА.

Библиографическое движение во Франции:

Вопросы литературы. — Издания для библиофилов. — Аукционные продажи.

(От собственного корреспондента).

Интересный вопрос волнует в настоящее время литературные круги Парижа: это право собственности на „Lettres missives", или частные письма известных лиц, находящиеся во владении тех, кому они были адресованы. М. Chambon первый вызвал этот вопрос опубликованием неизданных писем Prosper Merimé в 1900 г. и дополнительных заметок о нем в 1902 году. Наследники Merimé предъявили к нему обвинение в нарушении своих интересов, предъявив право собственности на эти письма. Два раза трибунал первого судебного округа оправдывал Chambon, и столько же раз аппеляционный суд, признавал его виновным. Tribunal Civil dei a Seine в своей резолюции подробно мотивирует свое оправдание тем, что автор пи­сем, посылая их, как бы отказывается от литературного права на них в пользу того лица, кому он их пишет. Cour d’appel в свою очередь не менее подробно опровергает это постановление, своим решением от 13 июля 1910 г.

Да простят нам читатели эту юриспруденцию, которая определяет точку зрения закона на этот предмет.

Известно, что права на литературную собственность во Франции принадлежат наследникам писателя в продолжении 50 лет со дня его смерти, после чего право на издание его сочинений делается публичным. Таким образом, из решения суда от 13 июля видно, что право соб­ственности наследников писателя распространяется и на его частные письма, кому-либо писанные, и что при желании издать их, необходимо вступать в соглашение с наследниками.

Решение это несомненно опирается на то, имеющее в данном случае место, обстоятельство, что подобное значение своим письмам придавал сам Merimé еще при жизни, как это можно заключить из его речей в сенате в 1866 году.

Но если это обстоятельство быть может повлияло на решение суда в данном случае, то, несомненно это постановление грозит, в недалеком будущем, появлением целого ряда однородных процессов. Cour d’appel приговорил М. Chambon к штрафу в 1.000 франков в пользу наследников Merimé. Впрочем, это судебное решение ни коим образом не может служить препятствием, вообще, к опубликованию частных пи­сем известных лиц. Так, например, Mercure de France 16 сентября 1910 года опубликовал 16 писем того же Merimé к Satton Scharpe под редакцией Ad. Paupe, которому удалось, заручиться согласием на это наследников того и другого. Эта интересная переписка может служить продолжением к уже изданным двум томам писем этого писателя. М. George Delahache, также опубликовал недавно интересное письмо Merimé от 15 июня 1836 года, адресованное к министру изящных искусств, по поводу реставрации Страсбургского собора, в котором Merimé, бывший тогда инспектором исторических памятников, горячо протестует против неправильных способов производства этих работ.

 

II.

La Société des Bibliophiles Francais только что издало большой том in folio, посвященный художнику Danlous: Н. P. Danlous peintre de port­raits et son journal pendant l'émigration, 1753 — 1809, par Bar. Roger Por- talis. Эта роскошная книга продается у Е. Rahir, Passage de Panorama, по цене 100 франков за экземпляр, причем вышла в количестве 280 экземпляров, из коих в продажу поступило только 250. Кроме того, вышло еще 36 особых экземпляров №№ I — XXXVI, именных для членов общества. Экземпляры №№ 1 — 36, отпечатаны на японской бумаге, остальные на веленевой. Издание это одно из важнейших с точки зрения внешнего изящества, и заключает в себе множество воспроизведений с портретов, картин, эскизов Danlous, исполненных фототипией в тексте и на отдельных листах и несколько фотогравюр. Автор приводит полный перечень работ Danlous.

-------------------------

У Carteret (5 rue Drouot), только что вышла книга: Diane au Bois соч. Th. de Bauville. Превосходную книгу эту можно горячо рекомендо­вать всем любителям буколической поэзии. Издание отпечатано на веленевой бумаге, формата gr. 8°, в количестве 200 экземпляров по цене 150 франков за каждый. 50 экземпляров содержат двойную сюиту иллюстрации в красках Maurice Eliot. Эти превосходные рисунки итальянским карандашем и сангвиной как нельзя лучше передают дух поэзии Bauville. Художник близко понял поэта и сумел в сво­их иллюстрациях выразить поэтическую прелесть и мечтательную грусть Bauville, оживив свои идиллии лучшим духом классицизма.

-------------------------

К сожалению, нельзя сказать того же, о новом издании Chef d’oeuvr’a Baudelair, его „Les fleures du Mal", вышедшим у книгопро­давца Ferrond (Boul. St. Germain 127).

С внешней стороны книга эта заслуживает одной похвалы и отпечатана в следующем виде: экземпляры 1 — 80 на японской бумаге с тремя видами офортов, экземпляры 81 — 180, с двумя видами (1 с ремаркой), и №№ 181 — 1200 на веленевой бумаге, с офортами в тек­сте. Цена первого вида 200 франков, второго — 125 франков, и третьего — 40 франков. Но если типографская сторона издания заслуживает полного внимания и похвалы, то сами иллюстрации совершенно не носят характера произведений Baudelair. Автор этих 27-ми рисун­ков, гравированных Decydy — М. Rochegrone, перед которым стояла, несомненно, не легкая задача иллюстрировать книгу, весьма трудно под­дающуюся иллюстрации. Полное смешение яркой фантазии с самым грубым реализмом делают возможными всякого рода ошибки при попытках украсить это сочинение рисунками. Тут нужен карандаш Ропса и колорит Гойя, чтобы передать эту странную смесь страсти и мечты, сатиры и мистицизма, которую представляет собой эта книга, едва ли не лучшая книга стихов во Франции за последнее столетие.

Рисунки Rochegrone страдают то чрезмерной точностью, то не­ обыкновенной неопределенностью и совершенно не соответствуют иллюстрируемым ими стихам. Чтобы успешно выполнить свою задачу художник должен бы был возвыситься до вдохновения поэта, но Боделер был один и два раза повториться не может.

-------------------------

Вот книга, которую, наоборот, весьма легко иллюстрировать, это „Les trophées", соч. José Maria Hérédia.

Это же, вероятно, думал и М. Decamp Scrive, издавая эту книгу. Les trophées вышли в количестве 150 экземпляров, форматом в малую 4°, на веленевой бумаге. Большое количество иллюстраций на отдельных листах исполнил для этой книги Oliver Merson, гравировал их Leopold Flameng. Рисунки превосходны и вполне передают дух и колорит произведения, хотя и грешат немного своей холодностью. Стихи Heredia вообще легко поддаются иллюстрации, они сами — прелестные картинки, которые надо только уметь копировать. Наиболее удался художнику фронтиспис, восхитительный по своей композиции, полный изящества и поэзии.

-------------------------

Отличную книгу, посвященную знаменитому иллюстратору романтику Célestin Nanteuil, выпустил знаменитый издатель книг по искусству L. Carteret. Автор книги — Aristide Marie рассматривает этого иллю­стратора как художника, литографа и аквафортиста. Книга украшена портретом (офорт) и 80-ю воспроизведениями и представляет собой труд незаменимый для библиографии романтизма. Célestin Nanteuil иллюстрировал большинство изданий, вышедших из под станка Reudnel, знаменитаго издателя романтических книг, так любимых ныне и так высоко ценимых на последних аукционах. Nanteuil иллюстрировал обложки этих изданий, украшал текст виньетками и гравюрами полными изящной фантазии и грации. Оригинальные издания В. Гюго, Теофиль Готье, Александра Дюма-отца обязаны ему своими красивыми рисунками и любопытными украшениями в готическом духе, тогда очень модном.

Ученик М. Ingre, в мастерской которого он занимался, Nanteuil занимался также и живописью, гравировал прелестные офорты и оставил нам несколько отличных и любимых теперь литографий. Между прочим, ему принадлежит честь улучшения способа литографирования. Издание Carteret отпечатано в количестве 300 экземпляров по цене 30 франков (формат большой 8°).

-------------------------

Mr. Jean Dornis издал в первый раз Contes en prose великого поэта Leconte de L'lsle, предпослав книге интересные сведения об этом поэте. Книга издана на счет Норманнского Общества иллюстри­рованных книг, в количестве 135 нумерованных экземпляров, из которых в продажу поступило только 50, по цене 80 франков. Изда­ние напечатано в 8°, в превосходной типографии Ренуара и сопро­вождается портретом автора и украшениями в тексте, гравированными Maccard по рисункам Malatesta. Эти сказки мало известны даже самым большим поклонникам поэта и печатались в 1840 — 1847 гг. в журналах Variété и Démocratie pacifique; они не вошли ни в одно из изданий его сочинений и, вероятно, не будут перепечатаны. Вот при­чина того, что скоро все экземпляры нового издания разойдутся и цена на него сильно поднимется.

-------------------------

Превосходный и талантливый иллюстратор это Edmond Dulac, подающий в будущем большие надежды. С его рисунками выпустил издатель Piaz—La Belle au Bois Dormant et quelques autres contes de jadis. К сожалению, с типографской стороны издание это не заслуживает по­хвалы и напоминает скорее рождественскую книгу для подарков; зато рисунки вне текста превосходны, полны грации и нежности и крайне разнообразны.

-------------------------

Издатель Louis Michaud выпустил интересную книгу под названием „Etudes de Filles“. Уже по названию видно, что книга эта не мо­жет лежать на столах и в открытых шкафах, но что ей место на полке рядом с произведениями Ropse и Toulouse Lautrec. Текст принадлежит перу Camille Mauclaire, иллюстрации — художнику Labelle Riche. Это 40 превосходно исполненных офортов, 40 рисунков, которые можно не любить, но которые требуют к себе внимания по своему содержанию и исполнению. Labelle-Riche гравер-реалист с резцом жестоким, неумолимым, имеющим резкую точность скальпеля. Она не всегда красива эта реальность, но она производит впечатление и иногда прямо захватывает. Издание это отпечатано в количестве 250 экземпляров: № 1 — на японской бумаге с оригинальными рисун­ками и с двумя сюитами гравюр, на старой японской бумаге из которых одна с ремарками. №№ 2 — 75 с двумя сюитами, с ремар­ками, №№ 76 — 100 на веленевой бумаге с двумя сюитами без ремарок и №.№ 101 — 250 с одной сюитой. Цена №№ 100 — 250 — 175 фран­ков, цена №№ 2 — 100 — 300 франков.

-------------------------

В заключение назовем только что вышедшую cepию офортов Henri Toussaent „Paris, Reliques de passé" 6 листов, изображающих следующие виды с натуры: L’Hotel Lambert, La cour de Rohan, L’Hotel Barbelt, Le square Notre Dame, Le Port Neuf и La eloitre St. Merri. Всего издано 250 экземпляров, по 20 франков и 50 экземпляров на японской бумаге с ремарками акварелью по 50 франков. Офорты довольно красивы и уголки старого Парижа выбраны удачно, однако, быть может, рисунок страдает некоторой неопреде­ленностью и имет как бы неоконченный вид. Между тем неокон­ченная гравюра имеет только значение курьоза и редкости, полная же художественность достигается только в законченных гравюрах. Это то, о чем всегда думал великий Jacques Callot, посвящавший одной гра­вюре иногда несколько лет. Современные артисты много нетерпеливее и нельзя сказать, чтобы это не отзывалось вредно на искусстве.

 

III.

АУКЦИОНЫ.

Январь месяц настоящего года видел несколько крайне интересных аукционов в Отеле Друо в Париже, вот подробности о некоторых из них:

21 Января 1911 года. Библиотека новейших иллюстрированных изданий М... проданная книгопродaвцем H. Leclerc дала за 140 №№ 10.092 франка. Назовем следующие книги: Les Zouaves et les Chasseures à pieds du duc d'Aumalle, illustr. par Ch. Morel. В переплете Chambolle Duru — 245 франков. — Les trois Mousquaitaires с иллюстрациями Leloire издание C. Levy, в полусафьяновом переплете с особой сюитой рисунков — 500 франков. — Paul et Virginie, 1838 года (Curmer) в переплете Chambolle — 295 франков; Les francais peint par eux mêmes, 9 томов, пошли за 360 франков.

23 — 29 Января. Библиотека Ernest Droin продававшаяся Durel. Иллюстрированные издания ХVIII и XIX столетий. Между первыми назовем: Folle journée ou le mariage de Figaro, Baisers Dorât, Les liaisons dangereuses и мн. др. Из изданий Обшества Друзей Книги интересно отметить: Quinze histoires d’Edgard Poé, traduction Baudelaires, 1897 года gr 8°, с двойной сюитой гравюр в переплете Nolhac — 1.582 франка; Voltraire, Zadig 1893 года в переплете V. Champs — 1.941 франк; Erasme, Eloge de la folie, 1906 года в maroquin (Nolhac) — 800 франков. Из изданий общества „Cent Bibliophiles" интересны: Trois contes à soi meme par H. de Reguier 1907 года 4° — 701 франков. Изящная книга Gautier, Mademoiselle de Maupin с 17 оригинальными акварелями Avril пошла за 1.350 франков (издание Compuet).

На аукционе библиофилов M-r H. В. et M-me Desconges 30 Января, эта же книга Gautier в оригинальном издании Reudnel 1835 — 36 годов в переплете maroquin работы Marius Michel, была продана за 205 франков. Сочинение L. Halevi, L'abbé Constantin, с 26 оригинальными акварелями Kaufmann пошло за 252 франка (один из 50 экземпляров), Mes heures perdues de Félix Awers в переплете Champs — за 295 франков; Lucrece Borgia (Reudnel) 1833 года в пepeплетe maroquin работы Ruban — за 251 франк, La vie des Abeilles, Метер­линка 1908 года, экземпляр в листах (издание Общества Друзей Книги) — 560 франков и наконец книга Carmen, Merimê 1884 года в переплете maroquin работы Grusl и с оригинальными рисунками d’Arcos продалась за 1.217 франков.

Из приведенных цен можно видеть с какой охотой французские библиофилы покупают лучшие книги, в хорошем состоянии, в роскошных переплетах или с оригинальными рисунками. Мы предполагаем следить внимательно за движением аукционов в Париже и делиться своими сведениями с нашими читателями. Интересно для всякого библиофила проследить различные изменения цен на книги в зависимости от их внешнего вида, переплета, или наконец просто моды, которая и в этом деле, как во всяком другом, царит совер­шенно всевластно.

Emile Henriot.

 

 

 

НЕКРОЛОГИ.

МИХАИЛ МАТВЕЕВИЧ СТАСЮЛЕВИЧ.

23-го Января 1911 г. скончался, на 85 году жизни, виднейший пред­ставитель лучшей эпохи русской науки знаменитый публицист, историк, издатель и деятель на поприще народного образования, Михаил Матвеевич Стасюлевич. М. М. занимал профессорскую кафедру в С.-Петербургском университете в лучшие времена расцвета русской науки и просвещения, наряду с Кавелиным, Костомаровым, Спасовичем, Пыпиным и мн. др. Принужденный прекратить свою профессор­скую деятельность по чисто внешним причинам, М. М. Стасюлевич в 1866 году приступил к изданию своего знаменитого журнала „Вестник" Европы, продолжающегося и поныне. В течении 43-х лет он лично редактировал его и только в 1908 году прекратил эту трудную и ответственную работу. Влияние этого лучшего нашего жур­нала на русское просвещение — огромно и твердость с которой покой­ному удалось 43 года держать высоко знамя русской науки, не смотря на все невзгоды и внешние препятствия — достойна поистине глубокого удивления и уважения.

Издательская деятельность покойного не ограничилась только „Вестником Европы". Целый ряд превосходных научных изданий, пре­имущественно по истории и литературе, обязан своему появлению энергии и воле Михаила Матвеевича.

Громадный книжный склад М. Стасюлевича на Васильевском Острове наполнен его изданиями, а типография считается одной из лучших в Петербурге.

Нельзя, конечно, обойти молчанием 25-ти летнюю деятельность Михаила Матвеевича на поприще народного образования сперва в ка­честве председателя городской Училищной Коммиссии, потом в качестве ее опытнейшего и деятельнейшего члена, деятельность за которую он был награжден редким званием Почетного Гражданина города Петербурга. Смерть М. М. Стасюлевича громадная потеря для русской науки, для дела народного образования в Петербурге — она невоз­наградима.

 

Н. Я. ОГЛОБЛИН.

25-го Января скончался в Киеве старейший наш книгопродавец и издатель, Николай Яковлевич Оглоблин, глава известной книжной фирмы, по размерам своим не имеющей себе равной в Poccии. Н. Я. Оглоблин скончался 70-ти лет от роду, начавши заниматься книжной торговлей с 14 летнего возраста, а с 20 лет уже находясь во главе большого книжного дела.

Фирма его имеет отделы во всех больших русских городах и издания его чрезвычайно распространены. Он старался всегда идти навстречу потребностям культурной части общества, преимущественно учащейся молодежи высших учебных заведений, и с кончиной его книгоиздательское дело Юго-Западного края понесло очень большую потерю.

 

С. П. ТРУСОВ.

28 Ноября истекшего года скончался на 56 году жизни один из видных петербургских книгопродавцев антикваров — Сергей Петрович Трусов. Покойный начал небольшое дело, сняв магазин у недавно умершего книгопродавца Э. Гартье, на Литейном просп. и сумел скоро значительно расширить свою торговлю.

За свою деятельность он издал 37 каталогов антикварных книг, русских и иностранных. Покойный пользовался всегда симпатиями и любовью как своих покупателей, так и собратьев по торговле.

 

­

Наши контакты

e-mail:
oldbook2004@gmail.com

skype: alex-art38

телефоны:
(063) 314-84-91
(093) 149-82-73
(096) 464-03-49

Покупка книг:

Покупка книг - старинных, антикварных, букинистических в Киеве, Одессе, Харькове, Донецке, Днепропетровске, Запорожье, Крым, Кривой Рог

(нажмите для отправки)

 

Корзина

Корзина пуста.