Покупка и продажа книг

антикварные, букинистические книги

Покупаем книги преимущественно до 1850 г.

Наши услуги:

  • покупка старинных книг (Киев, Одесса, Донецк, Харьков, Львов, Днепропетровск)
  • продажа антикварных книг

Ждем Ваших звонков!

Поделиться:

 

Вы здесь

Лакиер, Александр. Русская геральдика. Записки Императорского Археологического общества, т. VII. СПб.: В Тип. II-го Отд. Собственной Е.И.В. Канцелярии, 1854. Нет в наличии.

$0.00

Господствующее у насъ о русскихъ гербахъ мнѣнiе состоитъ въ томъ, что они простое подражанiе гербамъ западно-европейскимъ, и потому до сихъ поръ считали достаточнымъ, не касаясь нисколько исторiи отечественныхъ печатей и гербовъ, переводить на Русскiй Языкъ иностранныя о геральдикѣ сочиненiя. Вслѣдствiе чего и оставались необъясненными измѣненiя, въ эмблеммахъ и аттрибутахъ гербовъ происходившiя. Такъ поступили Мальгинъ и Максимовичъ-Амбодикъ, изъ которыхъ первый подъ названiемъ Начертанiе Гербовѣдѣнiя издалъ (въ 1805 г.) сочиненiе Гаттерера, а второй (въ 1811 г.) напечаталъ: "Избранныя эмблеммы и символы, на Россiйскомъ, Латинскомъ, Французскомъ, Нѣмецкомъ и Англiйскомъ языкахъ объясненныя". Хотя съ тѣхъ поръ во Францiи, Англiи и Германiи явилось не одно сочиненiе, отличающееся своимъ взглядомъ на науку о гербахъ и на ея исторiю, мы однако остались при этихъ двухъ книгахъ, служащихъ и до сихъ поръ единственнымъ пособiемъ и руководствомъ для нашихъ геральдиковъ.

Но мысль, что будто у насъ не можетъ быть отечественной геральдики, не можетъ быть самостоятельной науки о нашихъ гербахъ и печатяхъ, по нашему мнѣнiю, ложная въ основанiе и послѣдствiяхъ. Чтобы однако уяснить, почему мы считаемъ себя въ правѣ идти на перекоръ общепринятому мнѣнiю, необходимо ближе коснуться этого предмета и показать что считается существеннымъ въ русскомъ, и что въ иностранномъ гербѣ, и какъ образовался онъ у насъ и въ Западной Европѣ. Ближайшее разсмотрѣнiе предмета заставляетъ удивляться, какъ мысль, столь ясная сама по себѣ и въ своемъ приложенiи къ практикѣ, мысль о томъ, что наши печати и гербы должны имѣть свою исторiю и теорiю, не была до сихъ поръ никѣмъ усвоена или по крайней мѣрѣ выражена! Может быть, считали предметъ этотъ нестоющимъ подробнаго и особеннаго изученiя, полагая, что печати нашихъ Князей были не иное что, какъ камеи, которые, бывъ вставлены въ ободочекъ съ именемъ того Князя, кому принадлежалъ перстень, получали характеръ печатей; что камеи эти часто мѣнялись, и особаго значенiя историческаго не имѣли; что, далѣе, гербы у насъ учрежденiе слишкомъ новое и намъ несродное, чтобы стать предметомъ науки, и что въ составленiи ихъ отражается вполнѣ произволъ лицъ, ихъ составлявшихъ. Съ перваго взгляда возраженiя эти кажутся такъ правдоподобны, что наука о гербахъ представляется чѣм-то невозможнымъ.

Дѣйствительно, печати нашихъ Князей и даже частныхъ людей были геммы, антики, вставленные въ именные ободочки, даже и безъ нихъ; правда, что недостатокъ геммъ и желанiе, даже необходимсоть пользвоаться въ нѣкоторыхъ случаяхъ печатью, вызвала потребность въ поддѣлкѣ антиковъ; но не возлагаетъ-ли самое разнообразiе печатей и перстней обязанности на археолога изслѣдовать, почему тотъ или другой Князь, въ такихъ именно обстоятельствахъ, пользовался тѣмъ или другимъ изображенiемъ на печати? Не должно ли доискиваться связи между событiями жизни и тѣмъ, что представляла печать? Если бы однако, и открылся въ этомъ случаѣ полный произволъ, можетъ ли историкъ раскаяваться въ томъ, что сохранилъ для потомковъ слѣды дѣятельности предковъ и положить начало Русской сфрагистикѣ? Мы думаем однако, что и тутъ можно найти одно общее основанiе: первоначально печать была именная и завѣряла подпись руки, къ которой вообще, при маломъ распространенiи грамотности, не имѣли большаго довѣрiя. Этотъ фактъ, общiй всѣмъ странамъ и народамъ, нечуждъ и насъ. Неприкосновенность печати охранялась изображенiемъ Святого, по имени котораго назывался Князь, а надпись прямо свидѣтельствовала, чья она. Такимъ образомъ и у Князей печать была сначала личнымъ лишь знаменемъ и измѣнялась съ перемѣною лицъ, и только послѣ долгихъ колебанiй, Тверь, потомъ Москва, избрали для себя въ печати твердый символъ, прямо соотвѣтствовавшiй ихъ тогдашнему положенiю: побѣда надъ врагами внѣшними и присоединенiе удѣловъ въ Москвѣ давало. В. Князю право изобразить себя на конѣ поражающимъ дракона. Византiя же предоставила Iоанну III-му, какъ преемнику Православiя и Самодержавiя Восточной Имперiи, двуглаваго орла. Мы готовы признать и Московскiй гербъ первоначаоьно геммою, нисколько не новою для археолога ни по идеѣ, ни по значенiю; но видѣть въ выборѣ его произволъ не позволяютъ современныя установленiю печати обстоятельства и историческiя свидѣтельства. Считаемъ неумѣстнымъ излагать здѣсь въ подробности данныя, которыя найдутъ себѣ мѣсто при изложенiи исторiи Московской печати; здѣсь мы можемъ замѣтить одно: въ XVI в., съ образованiемъ государственныхъ идей, является ясная мысль о государственномъ гербѣ и о гербахъ городскихъ. Потребность была въ печати съ особымъ для каждаго города изображенiемъ, чтобы отписка была достовѣрна, и государственная печать Iоанна Грознаго уже окружена гербами городовъ и странъ, въ титулѣ его упоминаемыхъ. Это фактъ, для насъ важный по послѣдствiямъ для частной геральдиуи. Но небыли ли городскiе гербы выдуманы и произвольны? Они такъ древни, что начало ихъ часто необъяснимо; но произвола и здѣсь не было. На древнѣйшихъ напр. Кiевскихъ печатяхъ вы видите Архангела Михаила. Изображенiе не отличается изяществомъ, оно не отдѣлано, неполно; но смыслъ его ясенъ: Кiевъ есть центръ, изъ котораго на всю Россiю излилось Православiе. Съ теченiемъ времени, не позже XVI вѣка, на Кiевской печати вы опять видите Архангелла Михаила съ мечемъ и щитомъ, и съ тѣхъ поръ знамя это уже не сходитъ съ Кiевскаго герба. Другой примѣръ Псковская печать: на ней барсъ съ XII вѣка. Эмблемма эта видна на древнихъ Псковскихъ деньгахъ, и отсюда перешла она въ Псковской гербъ съ нѣкоторыми геральдическими аттрибутами. Такихъ примѣровъ послѣдующее изложенiе представить нѣсколько.

    Это факты изъ исторiи печатей велико-княжескихъ. Подобно имъ были историческiя начала и для печатей частныхъ лицъ. Духовенство имѣло на своихъ печатяхъ опредѣленныя, постоянныя изображенiя, которыя видоизмѣнались сообразно сану лица, подробно означенному на самой печати. Матерiалъ даже, изъ котораго она дѣлалась, снурокъ для привѣшиванiя печати, форма, въ которой прикладывалась она, все было усвоено обычаемъ и потомъ освящено закономъ. Другiя частныя лица употребляли такъ же, какъ и Князья, геммы иностранныя или въ Россiи сдѣланныя, или печати именныя. Для присутственныхъ мѣстъ были свои печати, выражавшiя характеръ ихъ занятiй: на печати таможни видимъ вѣсы на печати земскаго приказа домъ, сытнаго рыбу и т. п.

    При тѣхъ данныхъ, которыя или уже извѣстны или частными усилiями могли быть собраны вновь, многое открывается что говоритъ противъ общепринятаго мнѣiя; не сомнѣваемся, что гораздо больше данныхъ откроется при содѣйствiи лицъ, которыя ближе къ источнику, лишь бы они были проникнуты мыслiю, что Русское должно быть дорого Русскому, что на отечественныя учрежденiя должно смотрѣть съ Русской точки зрѣнiя, не примѣняя къ нимъ произвольно тѣхъ началъ, которыя имъ чужды. И дѣйствительно, что можетъ быть проще слѣдующаго заключенiя: практика и законодательство всегда требовали приложенiя къ актамъ печатей; они подтверждали подпись или даже замѣнали ее для безграмотнаго. Печати привѣшивались къ грамотамъ, прикладывались къ бумагамъ числомъ иногда до 10 и болѣе, слѣд. имъ давалась вѣра, а безъ твердыхъ правилъ для ихъ составленiя, безъ ихъ общеизвѣстности, этого предположить нельзя. Дѣло науки ихъ уяснить, а это можно сдѣлать только тогда, когда явится убѣжденiе въ ея возможности; может сдѣлать только тотъ, кто проникнутъ такою мыслiю.

    Труднѣе по видимому защитить самостоятельность Русской Науки о гербахъ: это говорятъ, установленiе рыцарское, и Россiею заимствованное съ Запада безъ измѣненiя. На что такое были гербы на Западѣ? Гербы суть знаки отличiя дворянскихъ родовъ, слѣд. чтобы гербы у насъ имѣли то же значенiе и ту же исторiю, какъ въ Западной Европѣ, необходимо, чтобы и развитiе дворянства нашего было то же, какое было на Западѣ. А между тѣмъ существенная разница очевидна. Западное дворянство, рыцарство ( chevallerie ) было дворянство исключительно феодальное. У насъ же, совершенно на оборотъ, не было ни основъ для того, чтобы это рыцарство могло возникнуть, ни причининъ, по которымъ на Западѣ оно пустило корни, развилось и, обнявъ собою всѣ вѣтви народной жизни, выразилось преимущественно въ гербахъ, какъ необходимой своей принадлежности. Крестовые походы и турниры положили прочное основанiе полному развитiю гербовъ. Въ противоположность дворянству западному, наше дворянство было родовое по собственности и по пожалованiю за службу. А именно, Князья, перешедшiе послѣ ослабленiя удѣловъ и присоединенiя ихъ къ Москвѣ, изъ младшей братьи Московскаго Великаго Князя, какъ старшаго брата, въ подручниковъ, служебныхъ Князей Государя и обладателя всея Руси, стали во главѣ дворянства Русскаго, въ которое затѣмъ вошли Цари, Царевичи инородные, роды Татарскiе, Польскiе и иные, далѣе пожалованные въ бояре, окольничiе, дворяне, служилые люди всѣхъ разрядовъ и племенъ. Званiе это было наслѣдственное, и всякiй, принадлежавшiй къ благородному семейству, не могъ выйти изъ своей сферы безъ особенно важныхъ причинъ, а старшинство его въ своемъ родѣ давало лицу извѣстное, обычаемъ опредѣленное и царскими приговорами освященное мѣсто въ общей служебной iерархiи. Малѣйшее нарушенiе этого порядка влекло за собою споры о мѣстахъ, споры при чтенiи и разборѣ которыхъ дивишься не столько терпѣнiю тѣхъ, кто повѣрялъ притязанiя спорившихъ, сколько памяти самихъ мѣстниковъ, которые такъ хорошо знали происхожденiе своихъ родовъ, развѣтвленiе ихъ, гдѣ и какъ служилъ каждый изъ его членовъ, что тянули эту нить и въ восходящихъ и боковыхъ линiяхъ, и если ошибались, то почти всегда нарочно, или, выражаясь технически, облыгали разряды. 

    Кто одерживалъ разъ верхъ надъ другимъ родомъ, тотъ всегда ссылался на этотъ случай, который становился основанiемъ его правъ и преимуществъ, и притомъ не по отношенiю только къ тому роду, съ кѣмъ онъ мѣстничался, но и ко всякому другому, который приходилъ къ нему въ прямое или косвенное соотношенiе. Родословецъ былъ корнемъ и основанiемъ старшинства; но на гербъ, на знакъ, который былъ на щитѣ, на форму шлема не было и не могло быть ссылки. На Западѣ, напротивъ, дворянинъ, котораго щитъ былъ опороченъ герольдомъ, тѣмъ самымъ лишался права участiя въ турнирахъ и другихъ играхъ людей благородныхъ. 

    Далѣе, какъ древнѣйшiе княжескiе роды, ведущiе себя отъ Рюрика и Мономаха, кромѣ родословныхъ книгъ, доказываютъ свое благородное происхожденiе родовою своею собственностiю, хотя и раздробившеюся, тѣмъ не менѣе ненарушимою въ своемъ началѣ, такъ и другiе дворянскiе роды находятъ подтвержденiе своего благородства въ родовой своей собственности, въ вотчинахъ и помѣстьяхъ, полученныхъ за службу или по наслѣдству. 

    Родовое начало, лежащее въ основѣ образованiя нашего благороднаго дворянства, должно послужить исходнымъ пунктомъ и для отечественной геральдики. Не говоря объ иностранныхъ дворянскихъ родахъ, пришедшихъ на службу къ Русскому Царю и могшихъ сохранить свои гербы, мы смѣемъ утверждать, что гербы наши были мѣстные и давались съ тѣми или другими фигурами: 1) по родовой собственности, 2) по происхожденiю, далѣе 3) по заслугамъ, и наконецъ 4) по соотвѣтствiю съ прозванiемъ лица. 

    Первое начало родовой собственности вполнѣ примѣнимо къ гербамъ фамилiй княжескихъ и дворянскихъ, отъ удѣльныхъ князей происшедшихъ, второе различiе - по происхожденIю отъ того или другаго племени къ выѣзжимъ родамъ, третье - къ служилымъ людямъ, а послѣднее начало - къ прочимъ гербамъ. 

    Что касается до княжескихъ гербовъ, то высказанное положенiе родовой собственности важно для науки: оно открываетъ средство не только по первому взгляду на гербъ сказать чей онъ, отъ какого напр. поколѣнiя Князей, т. е. Черниговскихъ ли, Ярославскихъ и т. д. лицо происходитъ, но и указать, какое мѣсто родъ, гербъ имѣющiй, занимаетъ въ ряду семействъ, отъ того же корня происшедшихъ. Старшiе въ родѣ, напр. имѣютъ одну только фигуру, которая у втораго поколѣнiя является уже въ первой четверти, и т. д. - Гербы, говорятъ иные, явленiе новое; но если даже оставить безъ вниманiя, что печать Кн. Пожарскаго со всѣми признаками герба принадлежитъ началу XVII в., если не упоминать о свидѣтельствахъ, предводителями дворянства выдаваемыхъ при представленiи гербовъ къ утвержденiю, что они употребляются издавна, если говоримъ и дѣйствительно гербы эти новые, то эмблеммы въ нихъ утверждены вѣками и нисколько не произвольны. Подробностей мы тутъ касаться не можемъ, но вотъ основная мысль наша. Отъ Владимiра Святого и сыновей его пошли многiя поколѣнiя Князей Великихъ и Удѣльныхъ. Каждое изъ нихъ имѣло свой родовой городъ, который, переходя къ старшему, сохранялся въ его поколѣнiи, удѣлъ же дробился до бесконечности по общимъ правиламъ о наслѣдованiи недвижимой собственности. Наконецъ, есть Князья, которые, хотя и происходятъ отъ владѣтельныхъ Князей, но не носятъ уже княжескаго титула, ибо не имѣютъ удѣловъ. Одинъ общiй у такихъ родовъ корень всегда означается гербомъ родовымъ, котораго, повторяемъ, мѣсто измѣнялось въ щитѣ, смотря по старшинству рода; видовыя же отличiя условливались, съ одной стороны, знаменемъ того видоваго города, который лично достался въ удѣлъ той или другой отрасли княжескаго дома, а съ другой стороны, могли быть усвоены лицу по его доблестямъ и заслугамъ. Родословныя однѣ могутъ объяснить русскую геральдику частныхъ лицъ, и, хотя подробное изученiе княжескихъ гербовъ нашихъ показываетъ нѣкоторыя изъятiя изъ общаго правила о расположенiи въ гербѣ входящихъ въ него фигуръ, это объясняется желанiемъ каждаго поставить родъ свой выше, дать ему преимущество старшинства или составляетъ исключенiе, нисколько неотнимающее силы у общаго правила. 

    Но если объясненiе гербовъ нашихъ зиждется на объясненiи родословныхъ, то и послѣднiя на оборотъ дополняются свѣдѣнiями, заимствованными изъ геральдики. Родъ литовскихъ князей, отъ Гедимина происшедшихъ, лучше другихъ объяснитъ нашу мысль. Многiя изъ отраслей этого рода выѣхали съ давнихъ временъ въ Польшу, гдѣ и остаются до настоящаго времени. По видимому, связь между напр. Князьями Четвертинскими, Корецкими, съ одной стороны и кн. Голицыными съ другой должна бы прекратиться, но гербъ свидѣтельствуетъ о единствѣ ихъ происхожденiя. Одна эмблема погонь прямо говоритъ, что у нихъ была одна родовая собственность, по которой имъ и дано общее знамя. Ни въ какой иностранной геральдикѣ нельзя найдти объясненiя такого явленiя: оно чисто Русское. На Западѣ гербъ избирался лицомъ, у насъ онъ дается наслѣдственнымъ городомъ. На Западѣ онъ передавался потомку лица, у насъ  наслѣднику родоваго города. Гербъ западный вообще есть свидѣтельство личныхъ доблестей, но только къ древней геральдикѣ русской вполнѣ примѣнимо правило: «покажите мнѣ вашъ гербъ: я скажу, какого вы рода». Основное правило нашей геральдики княжеской, самой древней и занимательной, такъ просто, что всякiй, кто знаетъ гербы Кiева, Новгорода, Литвы, Ярослава, Стародуба, Бѣлаозера, Смоленска, можетъ по гербу прочитать, къ какой отрасли князей родъ принадлежитъ, гдѣ княжилъ его родоначальникъ; а если будетъ составлена подробная родословная карта русскихъ княжескихъ семействъ, то по ней безъ труда при этихъ данныхъ найдется искомый родъ. Геральдика княжеская должна дойти до пяти, шести эмблеммъ, къ которымъ приписаны семейства по ихъ происхожденiю. Самое слово гербъ, означающiй наслѣдство недвижимой собственности, слово, общее всѣм Славянскимъ племенамъ, не оставляетъ мѣста сомнѣваться въ воззрѣнiи нашихъ предковъ на гербъ, какъ на наслѣдство, переходившее вмѣстѣ съ вотчиною и дѣдиною. 

    Другiе дворянскiе роды, непроисходящiе отъ Владимiра Святого, очевидно не могутъ помѣщать эмблеммы въ своихъ гербахъ по началу родовой собственности. Вмѣсто того у нихъ являются другiя начала, а именно:

    1) Для родовъ выѣзжихъ начало происхожденiя. Множество родовъ выѣзжихъ, окружавшихъ Московскаго Великаго Князя, въ послѣдствiи Русскаго Царя и перешедшихъ въ русскую службу по присоединенiи къ Москвѣ Казани, Астрахани, Сибири, провинцiй Остзейскихъ и иныхъ, были возведены въ дворянство Русское, и гербъ ихъ прямо свидѣтельствуетъ, откуда они родомъ. Глазъ русскаго геральдика долженъ по нѣкоторымъ аттрибутамъ узнать, какого племени родъ, тотъ гербъ имѣющiй, и тутъ опять является наука для уясненiя, какiя отличительныя примѣты въ гербахъ родовъ, происшедшихъ отъ Татаръ, Поляковъ, Нѣмцевъ и т. д. У первыхъ, наприм. у Татарскихъ родовъ въ обширномъ смыслѣ слова, безъ различiя еще мелкихъ типовъ, постоянно видны луна, крестъ и сабля, въ томъ или другомъ положенiи, съ тѣми или другими аттрибутами, и какiя иныя эмблеммы могъ избрать для себя мусульманинъ по происхожденiю, обратившiйся въ Христiанство и добывшiй себѣ дворянство отличiемъ на полѣ брани? - Далѣе подкова служитъ отличительною примѣтою для большей части родовъ дворянскихъ, ведущихъ свое начало изъ Польши и Литвы. Только потомки дѣйствительно владѣтельныхъ родовъ сохранили въ гербѣ своемъ знамя своей вотчины, напр. у Князей Сибирскихъ, потомковъ Кучума, вы видите въ гербѣ печать сибирскую. 

     Правило, что гербъ дворянъ выѣзжихъ долженъ свидѣтельствовать о происхожденiи ихъ родоначальниковъ, имѣетъ практическое примѣненiе: если желающiй имѣть гербъ докажетъ, что предки его идутъ напр. отъ Нѣмцевъ, тѣмъ самымъ онъ высказываетъ, что ему слѣдуетъ помѣстить въ гербѣ тѣ аттрибуты, которые отличаютъ гербы этого рода. Побочные аттрибуты, кромѣ главнаго, родоваго, условливаются личными заслугами, доблестями, обстоятельствами, которыя должны мотивироваться въ каждомъ частномъ случаѣ особымъ объясненiемъ; но произвола и при этомъ быть не должно. 
2) Далѣе, въ гербахъ родовъ Русскихъ, возведенныхъ за службу въ дворянство и даже званiя высшiя, какъ то княжеское и графское, наука отыскиваетъ общiя начала. Роды, напр. возведенные въ дворянство Императрицею Елисаветою Петровною, въ 1741 году, имѣютъ гербы ландмилицкiе, которыхъ исторiя еще не тронута. Можно даже найти правила, по которымъ въ гербахъ разныхъ царствованiй высказывалось самое пожалованiе; въ царствованiе напр. Екатерины II-й символомъ этого служила Императорская корона, помѣщенная въ щитѣ одна или съ другими аттрибутами, при Императорѣ Павлѣ Петровичѣ - Государевъ вензель. У пожалованныхъ графскимъ и княжескимъ достоинствами родовъ государственный гербъ въ самыхъ разнообразныхъ видахъ, положенiяхъ и раздѣленiяхъ останется навсегда свидѣтельствомъ кто, когда и за что удостоился пожалованiя. 
Въ гербѣ человѣка, достигшаго дворянскаго достоинства заслугами на томъ или другомъ поприщѣ, должна быть помѣщена эмблемма въ щитѣ, въ нашлемникѣ ли, которая бы напоминала потомкамъ доблести ихъ предка. Большая часть дворянъ по службѣ стяжали это отличiе на полѣ брани: сабли, пушки, ядра и иные аттрибуты этого рода суть лучшiя свидѣтельства военной доблести, какъ корабль, якорь выразительны въ гербѣ моряка, перо въ гербѣ дипломата, писателя. 
Наконецъ 3) Начало соотвѣтствiя съ прозванiемъ, фамилiею лица нашло себѣ примѣненiе ко многимъ гербамъ дворянскихъ родовъ, такое сближенiе допускавшихъ. Это armes parlantes нашей геральдики и будутъ въ послѣдствiи исчислены подробно. 
При такомъ воззрѣнiи на отечественную геральдику, мы не думаемъ, чтобы наука о ней считалась невозможною. Напротивъ, она, какъ всякая наука, должна освѣтить темное и объяснить смыслъ того что для инаго, непосвященнаго въ ея тайны, кажется случайнымъ, непонятнымъ. 
Основательнаго изученiя тѣм болѣе можно требовать отъ нашей геральдики теперь, когда есть уже не одна тысяча Высочайше утвержденныхъ для всѣх степеней Русскаго Дворянства гербовъ: дѣло науки указать на ихъ начала и историческiя основанiя. Этотъ-то трудъ мы и рѣшились предпринять и, сознавая всю нелегкость выполненiя предположенiя нашего, мы считаемъ его только опытомъ и тѣмъ сами признаемъ его несовершенство и неполноту. 
Метода, которой мы слѣдовали при изложенiи нашего предмета, историческая. Не пренебрегая фактами, памятниками, которыхъ завистливая древность такъ мало сохранила для потомства, мы старались объяснить ими исторiю печатей, предшествовавшихъ гербамъ. Съ XVI вѣка для государственной печати и съ XVII для печатей частныхъ лицъ произошла перемѣна существенная: гербъ государственный и гербы княжескихъ и дворянскихъ родовъ устанавливаются, приводятся въ систему и въ концѣ прошлаго столѣтiя начали издавать гербовникъ. До сихъ поръ издано гербовника 10 томовъ; но далеко не всѣхъ дворянскихъ родовъ гербы утверждены, и тогда, когда на Западѣ Европы они вмѣстѣ съ родовымъ дворянствомъ потеряли свое прежнее значенiе, учрежденiе это развивается у насъ все болѣе и болѣе, и никогда сочиненiе гербовъ новыхъ не было въ такой мѣрѣ подчинено строгимъ правиламъ науки, какъ въ настоящее благословенное Царствованiе. 
Сообразно этому историческому ходу развитиiя у насъ печатей, мы должны были начать съ нихъ какъ съ основанiя, и изложить ихъ въ слѣдующей системѣ: печати В. Князя Кiевскаго, Московскаго, Князей Удѣльныхъ и довести свое изложенiе до тѣхъ поръ, когда образовались гербы Московскiй и Государственный съ одной стороны и гербы Княжескихъ фамилiй и происшедшихъ отъ нихъ дворянскихъ съ другой; 2) печати городовъ, послужившихъ основанiемъ для тѣхъ изображенiй, которыя находимъ въ фамильныхъ княжескихъ гербахъ; 3) печати духовенства, для котораго гербовъ особенныхъ и не образовалось, не смотря на попытку Петра Могилы и Патрiарха Никона сочинить для себя гербъ; 4) печати должностныхъ лицъ и присутственныхъ мѣстъ, пока общiй государственный гербъ не замѣнилъ ихъ, и 5) печати частныхъ лицъ. 
Имѣя въ виду при изложенiи исторiи печатей только показать, какъ они постепенно перешли въ гербы, и чѣмъ гербы замѣнялись въ древней Руси, мы, разумѣется, считали себя въ правѣ не излагать полной науки о печатяхъ, русской сфрагистики, хотя думаемъ, что наши розысканIя не могутъ быть совершенно чужды этой у насъ еще новой науки. Мы не называемъ, конечно, всѣхъ печатей XII, XIII и т. д. вѣковъ гербами, потому что они, не бывъ наслѣдственными, измѣнялись, но изъ сравненiя доступныхъ намъ печатей, сохранившихся на грамотахъ, духовныхъ завѣщанiяхъ, разнаго рода памятяхъ, отпискахъ, сдѣлкахъ, на тронахъ, братинахъ, чашахъ, ложкахъ, тарелкахъ и т. п., мы старались вывести общiе для составленiя печатей начала. Этимъ-то путемъ мы доходимъ до эпохи, когда Правительство дало этой части государственнаго управленiя устройство, съ того времени постоянно совершенствующееся. 
При изложенiи русской геральдики мы соотвѣтственно тѣм же началамъ, которыя легли въ основанiе системы, принятой для печатей, прослѣедимъ образованiе Русскаго Государственнаго Герба во всѣхъ подробностяхъ его составныхъ частей: щита, короны, положенiя крыльевъ орла, скипетра и державы, потомъ перейдемъ къ гербамъ княжескихъ и дворянскихъ родовъ, происходящихъ отъ Мономаха, затѣмъ къ родамъ иностраннымъ, принятымъ въ Русское Дворянство и сохранившимъ въ гербахъ своихъ существенныя по происхожденiю ихъ принадлежности, и, наконецъ, изложимъ отличительныя черты гербовъ прочихъ дворянскихъ фамилiй.

    Считаемъ излишнимъ прибавлять, что далеко не всѣ гербы могутъ найти себѣ мѣсто въ нашей книгѣ, хотя основныя положенiя и результаты науки должны быть выведены изъ подробнаго и добросовѣстнаго всѣхъ изъ разсмотрѣнiя. Такое именно отвлеченiе отъ частностей составляетъ, по нашему мнѣнiю, достоинство науки, которая не должна теряться въ мелочахъ, хотя безъ нихъ не можетъ быть общаго вывода. 
Если однако мы говоримъ, что возможна геральдика, построеная на отечественныхъ основахъ, отличная отъ геральдики иностранной, если далѣе, исторiя образованiя у насъ гербовъ слѣдовала совсѣмъ инымъ правиламъ; тѣмъ не менѣе есть у насъ и нѣчто общее съ геральдикою Западной Европы. Это внѣшняя, такъ сказать, обстановка герба: щитъ, шлемъ, наметъ, украшенiя, дѣйствительно намъ несродныя и заимствованныя съ Запада въ XVIII уже столѣтiи. Въ гербахъ русскихъ древни эмблеммы, а цвѣту, которымъ окрашивалось поле щита, положенiю даже фигуръ не придавалось особой важности, и правила для всего этого даны въ прошломъ столѣтiи. Въ настоящее время какъ тѣ, такъ и другiя подлежатъ одинаковому вниманiю. Это-то обстоятельство и возложило на насъ обязанность въ самомъ началѣ нашей геральдики изложить исторiю гербовъ въ Западной Европѣ - исторiю, въ которой мы въ краткомъ очеркѣ покажемъ ихъ происхожденiе, поводы къ развитiю и тѣ формы, которыя обще приняты геральдикою всѣхъ странъ для составленiя гербовъ. Подобнаго историческаго очерка не доставало нашей ученой литературѣ, а безъ него насъ могли бы упрекнуть въ неполнотѣ и неясности изложенiя. 

  

 

 

 

 

Наши контакты

e-mail:
oldbook2004@gmail.com

skype: alex-art38

телефоны:
(063) 314-84-91
(093) 149-82-73
(096) 464-03-49

Покупка книг:

Покупка книг - старинных, антикварных, букинистических в Киеве, Одессе, Харькове, Донецке, Днепропетровске, Запорожье, Крым, Кривой Рог

(нажмите для отправки)

 

Корзина

Корзина пуста.