Покупка и продажа книг

антикварные, букинистические книги

Покупаем книги преимущественно до 1850 г.

Наши услуги:

  • покупка старинных книг (Киев, Одесса, Донецк, Харьков, Львов, Днепропетровск)
  • продажа антикварных книг

Ждем Ваших звонков!

Поделиться:

 

Вы здесь

Карин, Ф. Г. Письмо к Николаю Петровичу Николеву, о преобразителях российскаго языка на случай преставления Александра Петровича Сумарокова. 1778.

Библиография:

1. Сводный каталог русской книги гражданской печати XVIII века 1725-1800. – М.: ГБЛ, 1964. –Т. 2.– С. 23. – № 2847.

  № 2847. Карин, Федор Григорьевич (ок. 1740— 1799/1800). Письмо к Николаю Петровичу Николеву, о преобразителях российскаго языка на случай преставления Александра Петровича Сумарокова. М., [Унив. тип.], 1778. 8 с. 4°.

  Геннади II, с. 117; Мельн. 804; Саитов. Ф. Г. Карин, с. 12-17.

  ГПБ; ГПИБ.

2. Губерти, Н. В. Материалы для русской библиографии : Хронологическое обозрение редких и замечательных русских книг XVIII столетия, напечатанных в России гражданским шрифтом : 1725-1800 / Составил Н. В. Губерти. Выпуск 2. - 1881. С. 16. № 8.

  № 8. Письмо к Николаю Петровичу Николеву о преобразителях Российскаго языка, на случай преставления Александра Петровича Сумарокова. Печатано в Москве 1778 года, января 8 дня. 4°. 8 стр.

  Слов. Митр. Евген. Т. I, стр. 276.— Русская Старина 1870 г. июль, стр. 76.

   Написано Федором Григорьевичем Кариным (Младший брат писателей Александра и Николая Кариных.); автор является одним из представителей современных воззрений на русскую литературу, и вместе с тем, одним из самых жарких поклонников таланта А. П. Сумарокова. Вдохновенный стихами Николева, сочиненными на кончину оплакиваемаго им писателя, Карин пишет ему, что не находит ничего более пристойным, как последовать его примеру, хотя и не столь важным, но по крайней мере посильным приношением.

  Письмо Карина содержит в себе рассуждение о успехах в словесности; проводя параллель между знаменитыми французскими и русскими писателями, он говорит, что давно толковали во Франции, как и у нас, о Платонах и Златоустах; и что их не было, до рождения у Французов — Бурдалу, а у нас Ѳеофана; давно читали Пиндара, но он не существовал до появления там через много лет — Малгебра, а в России — Ломоносова, в котором мы видим, сверх того, Цицерона, позже явившегося во Франции в лице Томаса. По мнению автора письма, Франция превзошла Горация, Федра, Софокла, Еврипида, Менандра и Теренция своими творцами, с которыми он осмеливается сравнить одного Сумарокова, если и не успевшего в роде «Горациевом», как Боало, то в роде «Федровом» едва ли не превзошедшего «Фонтена». —  «И ежели наш Еврипид», продолжает почитатель Сумарокова, «должен уступить Еврипиду французскому, потому что тот первый, а сей второй; то Софокл наш конечно больше Софокла французского». — Об эклогах Сумарокова мнение Карина то, что Франция «и поныне таковых не имеет»; о драмах, операх и прочих стихотворениях, он прямо говорит, что «каждое из этих произведений, при котором бы автор их неостался, доставили бы ему безсмертие». «Преобразителями» русского языка, Карин называет Ѳеофана, как первого «отошедшего от первообразности славянского языка; Ломоносова и Сумарокова, как «приведших наш язык в то совершенство, которое мы видим в их сочинениях».

  В заключение письма Карин, обращаясь к Николеву, говорит ему, что «голос автора стихов на кончину Сумарокова в гроб великого человека; и что он слышит ответ его, который и передает стихотворцу в следующих словах: «Мне мало такой от твоих дарований жертвы, что ты мною привлечешь на себя ненависть. Есть еще одна, которой ему недостает.Приведи сюда Талию. Я предаю тебя зависти. Сия есть судьба великих людей: последуй природе изображая пороки и нравы развращенные, и будь Молиер».

3. Битовт, Ю. Ю. Редкие русские книги и летучие издания XVIII века. 1905. С. 365. № 1904.

  № 1904. Письмо к Николаю Петровичу Николеву о преобразителях Российскаго языка, на случай преставления Алек­сандра Петровича Сумарокова. Печатано в Москве 1778 года, января 8 дня. 4°. 8 стр.

  Автор Федор Григорьев. Карин. — Губ. II, 8. — Слов. Митр. Евгения Т. I, стр. 276, — Русская Старнна 1870 г. июль, стр. 76.

4. Геннади, Г. Н. Справочный словарь о русских писателях и ученых, умерших в XVIII и XIX столетиях, и список русских книг с 1725 по 1825 г.: в 3-х томах. Берлин-Москва. 1876-1908. Том 2. С. 117.

  Карин, Ѳедор Григ. Служил в воен­ной службе. Русский последователь энциклопедистов и покровитель Кострова. Умер в 1800.

  — Рассуждение о добродетели и награждениях. Беккария; с фр. П. 1769. 12°.

  — Нравоучительные правила, выбранные из свойств покойной графини М. В. Салты­ковой. М. 1770. 4°.

  — Слово на заключение мира с Портою. М. 1775.

  — Письмо к Николеву. М. 1778. (О сло­весности).

  — Слово на открытие Владимирского наместничества. М. 1779. Соп. 10817.

  — Ифигения, трагедия Расина . М. 1796.

Словари Новикова и Евгения . — Карин и Костров, статья М. Макарова, в Маяке 1840, кн. IV. — Записки С. Глинки в Русс. Вестнике т. 46 (1863, N 4), стр. 809—812.

5. Словарь русских светских писателей, соотечественников и чужестранцев, писавших в России / Соч. митр. Евгения. Т. 1-2. - Москва : Московитянин, 1845. Том 1. С. 276.

  КАРИН ФЕДОР ГРИГОРЬЕВИЧ, меньший брат вышеупомянутого, армейский Поручик в отставке. Кроме мелких разных стихотворений, он сочинил: 1) Нравоучительные правила, выбранные из свойств покойной Графини Марьи Владимировны Салтыковой, напечат. в Москве, 1770 г. 2) Два торжественных слова, первое на заключение мира с Порто., 1775 г., а другое на открытие Владимирского наместничества, тогда же напечатанные. 3) Письмо к Г. Николеву, на смерть Г. Сумарокова, заключающее в себе рассуждение о Словесности вообще и о Российском языке, напечат. 1778 г., в Москве. 4) Российскую грамматику, которая однакож не издана. Он сверх того перевел несколько Панегириков Томасовых и Расинову трагедию Ифигению, напеч. в Москве, 1796 г. и Рассуждение о добродетелях и награждениях, служащее последованием рассуждений (Бекария) о преступлениях и наказаниях, с Франц., в С.-Петербурге, 1769 г., в 12 д. л. Скончался в 1800 г.

6. Русский биографический словарь / изд. под наблюдением пред. Имп. Рус. ист. о-ва А. А. Половцова. - Санкт-Петербург : Имп. Рус. ист. о-во, 1896-1913. Том 8. Ибак-Ключарев. С. 524.

  Карин, Федор Григорьевич, писатель, младший брат Александра и Николая Кариных, род. в конце тридцатых или в начале сороковых годов XVIII ст., ум. в 1800 г.; образование получил в Московской гимназии, числился одним из лучших учеников и особенные успехи оказывал в латинском и французском языках. По словам графа Д. И. Хвостова, его племянника, Карин обучался и в университете, но свидетельство это ничем не подтверждается. Благодаря основательному знанию французского языка он и мог непосредственно ознакомиться с французской литературой, изучением образцов которой впоследствии и занялся. Окончив курс, Карин поступил в военную службу, но вскоре вышел в отставку с чином поручика армии. Красивая наружность, хорошее воспитание и богатство доставили ему возможность вращаться в лучших салонах обеих столиц; по словам Глинки он был знаком также и со всеми современными ему писателями, кроме Дмитриева и Карамзина. В 1772 г. Карин женился на княжне А. М. Голицыной, но брак этот оказался несчастным. До женитьбы и после нее Карин жил широко и весело, утопая в роскошных пирах и всевозможных забавах, особенно увлекаясь псовой охотой. Прожив более половины принадлежавших 7,000 душ, Карин за год до смерти попал под опеку. — Как писатель, он принадлежал к числу второстепенных деятелей русской литературы, но выделялся из них по своему уму и образованию. Не обладая даром оригинального творчества, он занимался большею частию переводами, из которых многие остались ненапечатанными. Следя за движением французской литературы, Карин сочувствовал и увлекался теми писателями своего времени, которые старались распространять в обществе идеи просвещения и гуманизма, но на ряду с ними высоко чтил и французских классиков XVII в., в особенности Расина. Этим объясняется и преклонение его пред "русским Расином", Сумароковым, которому Карин отводил первое место в ряду отечественных писателей ложно-классической школы.

  Из литературных трудов Карина известны следующие: 1) "Рассуждение о добродетели и награждениях", соч. Гиацинта Драгонетти. Перевод с французского перевода Панжерона. Спб. 1769 г.; 2) "Нравоучительные мнения, взятые из свойств гр. М. В. Салтыковой" М. 1771 г.; 3) "Слово на торжество мира с Портою Атаманскою" (sic) М. 1775 г., написанное по случаю годовщины Кучук-Кайнарджийского мира; 4) "Письмо к Н. П. Николеву о преобразителях российского языка на случай преставления А. П. Сумарокова", М. 1778 г. Последнее произведение,  представляющее один из ранних опытов нашей критики, заслуживает наибольшего внимания из всех литературных трудов Карина. В нем он высказывает весьма дельные и умные суждения о писателях Ломоносовской школы, искажавших русскую речь славянизмами, и таким образом в вопросе о преобразовании русского литературного языка является теоретическим предшественником Карамзина, который благодаря своему таланту, сумел разрешить этот вопрос и практически. 5) "Слово" по случаю открытия Владимирского наместничества. М. 1779 г. и 6) "Фанелия или заблуждения от любви", драма в 5 д. Спб. 1785 г. Это — переделка романа Бартелеми Амбера. Из ненапечатанных трудов Карина известны: 1) "Разговор в царствемертвых Ломоносова с Сумароковым"; 2) отрывки из русской грамматики; 3) переводы из Гельвеция, Томаса и Расина.

  В. И. Саитов, "Ф. Г. Карин, один из малоизвестных писателей второй половины XVIII в.". Спб. 1893 г. Л. Перетц.

7. Словарь русских писателей XVIII века. Наука. 1988. Выпуск 2. С. 50.

  КАРИН Федор Григорьевич [ок. 1740-1 (13) III 1800]. Родился в богатой дворянской семье; брат А. Г. и Я. Г. Кариных. Образование получил вместе с братьями в Унив. гимназии. В 1758 упомянут в числе «ближайших к награждению» в лат. и фр. нижних классах и переведен в «высшие классы» гимназии (Моск. вед. 1758. N° 38, 101, Приб.). По свидетельству Д. И. Хвостова, Карин продолжил учебу в университете (до 1762), однако документов об этом не сохранилось; позднее Карин поддерживал знакомство с профессорами университета А. А. Барсовым, П. Д. Вениаминовым, X. А. Чеботаревым, С. Е. Десницким и преподавателем московского госпиталя П. И. Погорецким. По окончании учения Карин служил в гвардии и вышел в отставку в чине поручика. Он имел 7000 душ крепостных, жил на широкую ногу попеременно то в Петербурге, то в Москве, давая роскошные обеды и увлекаясь псовой охотой. По преданию, Карин был посредником в сватовстве Я. Б. Княжнина к Е. А. Сумароковой. 13 мая 1772 Карин женился на А. М. Голицыной, дочери кн. М. А. Голицына, шута при дворе Анны Иоанновны. Брак оказался неудачным, семейные неурядицы тяжело отразились впосл. на легком по природе характере Карина. В 1790-х гг. Карин жил в Москве, пользуясь репутацией сибарита и философа, и, по словам С. Н. Глинки, «отличался в блестящих обществах ловкостью обращения и остротою ума», а также слыл «пламенным любителем словесности и искусств» и был знаком со всеми современными писателями. Ему были близки и идеи энциклопедистов (его личное знакомство с Дидро состоялось в 1774); современники считали Карина и его друзей, кн. Д. П. Горчакова и Ф. Н. Карцева, вольнодумцами. Д. И. Хвостов писал о К.: «Он был известен по своему разуму, просвещению и оставил сочинения и переводы, свидетельствующие о его отличных дарованиях», но мало печатал свои труды, «боялся имени сочинителя, а паче стихотворца», хотя оказывал, по-видимому, большое влияние на литературное окружение как строгий критик, «неприступный страж красот и правил языка, ценитель строгий и справедливый». В 1769 Карин издал в переводе с фр. «Рассуждение о добродетелях и награждениях, служащее последованием рассуждению о преступлениях и наказаниях» Д. Драгонетти. Перевод был сделан К. в связи с изданием «Наказа» Екатерины II и являлся как бы дополнением к той его части, которая была заимствована из труда Ч. Беккариа «О преступлениях и наказаниях». Карин посвятил перевод А. И. Бибикову, председателю Комиссии нового Уложения. Ему же Карин «приписал» «Нравоучительные мнения, взятые из свойств Марии Владимировны, графини Салтыковой» (1770), написанные им по случаю ее смерти. В этом сочинении, представляющем собой описание характера и восхваляющем Салтыкову, содержатся некоторые сведения о литературных симпатиях К.: он упоминает о «пленяющем и великолепном остроумии г. Вольтера», «гремящем духе г. Ломоносова», «изобразительном живописании г. Брюйера» (Лабрюйера) и «оживляющей приятности слога и летучего разума г. Сумарокова». Карин ратует здесь за беспристрастность литературной критики: «И тако должно должное должному отдавать <. . .>. Сие откроет средство каждому самого себя познавать и семя всякого пристрастия исторгнет, прервется стремление пустых и ложных сочинений, и воцарятся дельные». Кроме этих сочинений Карин написал «несколько мелких стихотворений» (Новиков. Опыт словаря (1772)), видимо неопубликованных.

  В «Слове на торжество мира с Портою Оттоманскою 1775 года, июля 10 дня» Карин касается темы пугачевского бунта, восхваляя его усмирителей — А. И. Бибикова, П. И. Панина, А. М. Голицына и И. И.Михельсона.

  В 1779 Карин издал «Слово» Екатерине II на открытие Владимирского наместничества (18 дек. 1778).

  Карин выступал литературным приверженцем А. П. Сумарокова. В 1777 Я. Я. Николев обратился к Карину как блюстителю точности и правильности литературного языка со стихотворным «Письмом на преставление А. П. Сумарокова» (датировано 5 окт. 1777), видя в К. своего единомышленника. Карин ответил на послание прозаическим «Письмом к Н. П. Николеву о преобразителях российского языка на случай преставления А. П. Сумарокова» (1778), своего рода теоретическим трактатом о путях развития русского литературного языка. Карин пишет: «Хотя всякого сочинения первое достоинство ясность, однако многие пленяются пухлым, перепутанным и совсем отменным от вольной речи слогом, для того только, что непонятен <. . .>. Для высокой мысли не всегда потребен высокий слог <. . .>. Полагая ясность главною слова изящностью, должно в нем избегать не только темноты, происходящей от несвойственного сложения речи, но и всего того, что от времени, или от измены в разговоре, или от чего другого делается непонятным». Отмечая противостояние общерус. языка церковное лав., Карин выступает в защиту первого: «Ужасная разность между нашим языком и славянским, происшедшая почти во всех частях его речи <. . .> часто пресекает у нас способы изъясняться на нем с тою вольностию, которая одна оживляет красноречие и которая приобретается не иным чем, как ежедневным разговором. <. . .> Правила каждого языка производятся из его свойства, а перемены его из употребления разговорного . . .».

  Далее Карин говорит о Феофане Прокоповиче, Ломоносове, Сумарокове, сравнивая их с садовниками, обновившими «молодым прививком» «старое дерево» языка: «Они, не переменяя его естества, но почерпая в одном <славянском> пристойные нам, а во другом <рус- ском> собственные красоты и очистив его от гречества, латинства и всего ему несвойственного, произвели способное и богатое слово». Карин явился в своих теоретических взглядах предшественником карамзинистов и последователем первых рус. грамматистов (В. Е. Адодурова, раннего В. К. Тредиаковского), считавших, что в русском литературном языке должна преобладать ориентация на «общее употребление», на разговорную речь. По свидетельству Евгения Болховитинова, Карин написал также «Российскую грамматику»; Хвостов указывает, что отрывок из нее хранился у дочери Карина, П. Ф. Авдулиной. Карин был активной фигурой в культурной жизни и значение его в ней определяется не только его литературным наследием. В письме к Николеву от 2 авг. 1781 из Москвы, написанном сразу после приезда из Петербурга, он сообщал московским друзьям со ссылкой на И. А. Дмитревского театральные новости и информировал их о событиях в петербургских литературных кругах (см.: XVIII век. М.; Л., 1958. Сб. 3. С. 513). Карин живо интересовался драматургией. В 1785 Карин напечатал перевод фр. комедии в 5-ти актах «Фанелия, или Заблуждение от любви». Постановка «Фанелии» на сцене не состоялась, т. к. Карин предъявил очень строгие требования к исполнителю главной роли. По словам Глинки, Карин перевел «Ифигению» Ж. Расина стихами. Этот перевод неизвестен (изданный в 1796 пер. «Ифигении», видимо, принадлежит Д. И. Хвостову).

  К концу жизни состарившийся и больной подагрой Карин, несмотря на житейские неурядицы (резко ухудшились его хозяйственные дела, вологодское имение его попало под опеку (в числе опекунов был Ю. А. Нелединский-Мелецкий)), не утратил интереса к литературе. У него была хорошая библиотека. Его посещали Николев, И. А. Крылов. В доме Карина нашел приют бедствующий Е. И . Костров. По воспоминаниям М. Н. Макарова, «кроме Кострова, еще двое, трое, а может быть, и более, молодых людей, посвятивших себя литературе, жили, так сказать, не только на содержании, но даже и на мыслях Карина». В 1798 Карин переводил для Е. Сандуновой оперу «Медея»; в связи с этим он познакомился с композитором и музыкантом Д. Н. Кашиным, крепостным Г. И. Бибикова и содействовал получению им «вольной» (1799).

  По словам Д. И. Хвостова, после Карина остался ненапечатанным полный перевод похвальных слов А.-Л. Тома. О поэтических произведениях Карина почти ничего неизвестно. По свидетельству H. Е. Струйского (см.: Струйский Н. Соч. СПб., 1790. T. 1. С. 190), не слишком достоверному (см. Дружеруков), К. принадлежит псевдоним «Алексей Дружеруков», которым подписано стихотворение «Разговор в царстве мертвых Ломоносова с Сумароковым» (1777, переизд. 1787 и 1789). Прошедшие через московскую цензуру в 1797—1798 как сочинения К. издания «Песня. Люблю», «Разные песни», «Трипесни», «Продолжение разных песен, сочинение порутчиков Ф. Карина, С. Глинки и титулярного советника Н. Шатрова», а также сб. «Песни Алексея Дружерукова» (1777) не обнаружены.

  Лит.: Хвостов Д .И . Полн, собр. стихотворений. СПб., 1828. T. 1; Макаров М. Н. Карин и Костров: (Зап. прежних лет) / / Маяк. 1840. Ч. 4; Глинка С.Н. Зап. М., 1863; Лонгинов М .Н . Биогр. сведения о рус. писателях XVIII в. и библиогр. указания на их сочинения / / Рус. станина. 1870. № 7; Баранов П. И. Опись высочайшим указам и повелениям, хранящимся в С.-Петербургском сенатском арх. СПб., 1878. Т. 3; Сенатский арх. СПб., 1888. T. 1; Саитов В. И. Ф. Г. Карин, один из малоизв. писателей 2-й пол. XVIII в. СПб., 1893; Степанов В. П. К биографии Ф. Г. Карина / / Рус. лит. 1990. № 4.

О. Я. Лейбман.

Наши контакты

e-mail:
oldbook2004@gmail.com

skype: alex-art38

телефоны:
(063) 314-84-91
(093) 149-82-73
(096) 464-03-49

Покупка книг:

Покупка книг - старинных, антикварных, букинистических в Киеве, Одессе, Харькове, Донецке, Днепропетровске, Запорожье, Крым, Кривой Рог

(нажмите для отправки)

 

Корзина

Корзина пуста.