Покупка и продажа книг

антикварные, букинистические книги

Наши услуги:

  • БЕСПЛАТНАЯ оценка книг
  • покупка старинных книг
  • продажа антикварных книг  
  • выезд на дом (Киев, Одесса, Донецк, Харьков, Львов, Днепропетровск, а так же Москва, Санкт-Петербург)

Ждем Ваших звонков!

Поделиться:

 

Анархический Вестник. Берлин, 1923. №№ 1-6. 19Х25,5 см.

Анархический Вестник. Берлин, 1923.

Анархический Вестник. Орган объединенной анархистской организации (в США и Германии). Берлин, 1923, №№ 1-6.

Впервые воспоминания Махно были опубликованы в 1923 г. в издававшемся в Берлине журнале «Анархический вестник» (№№ 1-6) под названием «Записки Нестора Махно».

 

   Нелегки условия, в которых мы — горсть заброшенных на чужбину русских анар­хистов — подымаем такое серьезное, ответственное и уже само по себе трудное дело, как издание журнала, который заслуживал бы этого названия.

   Анархическая среда распылена. Движение, в большинстве стран, разбито или чрезвычайно ослаблено. Идейный разброд наш весьма значителен. Понижение мо­рального уровня в нашей среде еще значительнее. Товарищеские связи — слабы. Энтузиазм борьбы временно придушен ...

   Со всеми этими обстоятельствами нам приходится определенно считаться.

   Еще печальнее обстоит дело с окружающей средой.

   Рабочее движение всюду обессилено и дезорганизовано. Массы истощены, и рево­люционные ряды их расстроены. Политические партии вносят в движение гибельные начала подавления свободной инициативы, политики, обмана, упадка и разложения и так или иначе отвлекают трудящихся от их прямых задач, от их прямого дела. Рабочие организации, в своем подавляющем большинстве, бродят по ложным путям компромис­сов и копеечной борьбы ...

   Нам приходится, поэтому, преодолевать громадное сопротивление среды.

   Между тем, голос наш слаб. Он теряется в шуме других — наглых и зычных — голосов. Голос заводящих рабочее движение в безнадежный тупик «коммунистических» партий — самый наглый и самый зычный из них.

   Тем временем, реакция активно организуется для решительной борьбы и формиру­ет непосредственно свои боевые кадры. Она наступает по всему фронту, стремясь уничто­жить всякий зародыш массового движения и не встречая, пока, серьезного отпора.

   Но и это еще не всё.

   Жизнь сама по себе — текущая, повседневная жизнь — настолько тяжела, не­устойчива, так сильно раздерганы ее ткани, расшатан весь ее механизм, что каждое, ма­лейшее дело требует затраты огромных — и нередко бесплодных — усилий.

   К тому же, мы оторваны от родной почвы и вынуждены действовать в обстановке, в которой не можем расчитывать ни на необходимый круг сотрудников, ни на широкий и живой отклик, ни на организованную массовую поддержку.

   Наши силы крайне ограничены.

   Задачи же, стоящие перед нами, громадны...

* * *

   Если мы всё же не опускаем рук и, вопреки всем трудностям, энергично беремся за дело, то прежде всего потому, что, рядом с темными, имеются в нынешнем положении вещей и свои яркие светлые стороны. Ураган на этот раз не только нагнал тучи и бро­сил тени: он открыл и широкие просветы.

   Прежде всего — массовое движение. Отмеченные выше отрицательные явления в этой области — несомненно, внешни и временны. В основе — дело обстоит иначе. События последних лет дали духовной жизни трудовых масс — их внутренним пережи­ваниям, их настроениям, исканиям, устремлениям и движениям — такой богатый, поучительный материал и такой мощный толчок вперед, что эти массы теперь — не то, чем они были накануне мировой войны. Вся их психология пережила сильнейший сдвиг. Внутренне — они готовы ко многому. И в общем, наше слово может теперь звучать в гораздо более обширном и несравненно сильнее резонирующем пространстве, чем прежде.

   Затем — общее положение вещей, в его существе. Тягость и расстроенность жизни — лишь обратная, неизбежная и несущественная, сторона медали. Существен­на ее лицевая сторона. В международном масштабе развертывается разрушитель­ный процесс, который оказывает на массы непрерывное революционизирующее влия­ние, не дает ине даст им успокоиться, психологически сплачивает и исподволь ор­ганизует их. Взрыхляется почва для крупнейших грядущих событий, которые неумо­лимо надвигаются. Революция — подлинная, социальная революция — вносится в по­рядок дня. Революция становится — психологически и реально — основным стержнем социальной жизни нашего времени.

   В этой обстановке неизбежно будут революционизироваться, будут проникаться более широкими задачами и рабочие организации.

   Вот что важно. И вот что зовет нас к делу.

   Далее — уроки событий. Бесплодие и ужас партийно - политической («коммуни­стической») революции в России — лишь неизбежная теневая сторона явлений. Важен свет. Свет же состоит в том, что отныне — не только в недоступной для широких масс теории, но и наглядно, на живом, для всех открытом и отчетливом опыте революции— эти массы могут убедиться в бесплодии и гибельности идей и путей, развиваемых и диктуемых политическими партиями. Все ложные социально-революционные идеи, за исключением идеи подлинной трудовой революции — безвластной и равенственной — терпят явный и окончательный — физический — крах. Массы приближаются, таким образом, к своей революции. Путь к ней очищается от последних заблуждений и препятствий. Этот результат чрезвычайно важен.

   Наконец — общее наростание реакции. В создающейся ныне обстановке оно, в конце концов, положительное явление. Оно понуждает массы к большей сознательно­сти, к большей бдительности, к большей активности и организованности. Борьба ста­новится более определенной и решительной. Интенсивная организация одних сил толка­ет к интенсивной организации сил противоположных. И если в Италии самооргани­зация реакции (фашизм) смогла застигнуть массы врасплох и разбить их, то лишь по­тому, что это был первый, сравнительно неожиданный и заранее массами хорошо не уч­тенный, наскок. Он дал массам хороший урок. В других странах организация реак­ции едва ли приведет к тому же эффекту. Ее наростание во-время вызовет энергичное противодействие и наростание сил на противоположном — революционном — фланге, по другую сторону баррикад.

   Вот почему, все отмеченные отрицательные явления служат, в наших глазах, толь­ко лишним стимулом к тому, чтобы бодро взяться за дело и, преодолевея тени, помочь использовать свет.

* * *

   Что касается анархизма, то из пятилетнего революционного опыта он вышел, по существу, гораздо более мощным, чем был когда-либо прежде.

   Он является ныне единственной социальной идеей, которая не дискредитирована, которая призвана сплотить и скоро сплотит массы труда в одну подлинно непреодоли­мую силу, — единственной идеей, которой принадлежит ближайшее будущее.

   Отмеченные выше отрицательные явления нашей среды должны быть отнесены, ко­нечно, не на счет самого по себе анархизма, как идеи, а лишь на счет тех или иных сла­бостей и недостатков его носителей. Эти явления связаны также с некоторыми осо­бенностями анархического движения и свойствами окружающей среды. Эти явления зависят, далее, в значительной степени от того крайне тяжелого, поистине трагическо­го положения, в котором временно оказалось анархическое движение в результате как большевистского искажения русской революции, так и последовавшей всеобщей ре­акции. Наконец, явления эти — в известной мере, плод недостаточной теоретической разработанности некоторых сторон нашей идеи.

   Мы приступаем к делу тем бодрее, тем энергичнее именно потому, что, — в свя­зи с обрисованным положением вещей, — перед нами, перед нашим словом, перед на­шим движением выростают ныне действительно громадные задачи; что эти задачи тре­буют неотложного освещения и разработки; что они зовут к напряженной, неустанной, самоотверженной работе каждого, кому дороги судьбы грядущей революции.

* * *

   Каковы же главные, стоящие перед нами на очереди, задачи?

   Во-первых — чисто-теоретические.

   1) Дальнейшая теоретическая разработка самых основ нашего учения и мировоззрения.

   Нынешний разброд анархической мысли и анархического движения зависит в большой степени от того обстоятельства, что анархизм всё еще не пред­ставляется научно обоснованной (не в марксистском, а в истинном смысле слова), строгой и стройной системой. Обще-философские, биологические и социологические основы его остаются разрозненными и смутными. Даны лишь некоторые отдельные руководящие линии, развиты лишь некоторые стороны, уста­новлены лишь некоторые положения. Набросана общая схема. Самое же здание едва начато.

   Можно, конечно, поставить вопрос, нужна ли анархизму, вообще, система? Нужно ли здание? И еще — не слишком ли теперь поздно думать о научной систе­ме? Но уже сами по себе эти вопросы заслуживают обсуждения.

   Можно, также, считать, что журнал — неподходящее место для такого рода рабо­ты, и что научное обоснование анархизма — дело серьезной книги. Но мы полагаем, что, если только удастся поставить журнал на твердый фундамент, — то часть его стра­ниц должна быть предоставлена общей теории анархизма — попыткам целостного по­строения его системы и новым шагам в деле его обоснования. Необходимо теперь ж е укрепить — углубить и расширить — теоретический базис анархизма, без чего нельзя серьезно думать об изживании нашего разброда. Между тем, тяжелая книжная литература в наше время — вещь почти недоступная, ни для авторов, ни для читателей. Серьезный журнал представляется, в данном случае, единственной практической воз­можностью.

   2) Независимо от отсутствия научно обоснованной общей системы анархизма, — отчасти же в связи с этим отсутствием, — многие чрезвычайно важные отдельные, живые вопросы анархизма, непосредственно связанные с его практикой, остаются до сего времени неясными. Одни из них целиком заброшены; другие — не доведены до конца; третьи — едва затронуты. (Таковы, например, вопросы: о разру­шительном и созидательном элементах в анархизме; о насилии; о взаимоотношении между обще-человеческим, классовым и личным началами в анархизме; о взаимоотно­шении между личностью и обществом, о принуждении и целый ряд других).

   Этот пробел необходимо пополнить, и пополнить возможно скорее.

   К сожалению, до сих пор анархическая печать почти не имела возможности от­даться этой задаче. При ограниченности наших сил, в спехе повседневной работы, в погоне за злобой дня — мы на каждом шагу оставляем без должного внимания серьез­нейшие и крупнейшие вопросы нашего мировоззрения и нашего дела, ограничиваясь зачастую в этом отношении пустыми фразами, скользя по поверхности и не заглядывая в существо вопросов. К тому же, наши печатные органы, по большей части, крайне эфемерны и просто не успевают развернуть свою деятельность в необходимом масшта­бе.

   Мы полагаем, что серьезный анархический орган должен уделить достаточно вни­мания и места основательному анализу ряда важнейших вопросов анархической теории. Ибо только такой анализ может бросить яркий свет и на ряд непосредственных практи­ческих вопросов анархизма.

   Мы имеем, при этом, особенно в виду необходимость разработки положи­тельных сторон и задач анархической концепции: выяснения созидательных начал, на которые анархизм опирается; выявления творческих задач социально-революционного строительства вообще; намечания и разработки положитель­ных пунктов анархической пропаганды и деятельности до революции и в течение рево­люционного процесса.

   3) Сюда же близко подходит задача постоянного учета современно­го положения, — то-есть, задача принципиального (и практического) рассмотре­ния ряда острых, боевых вопросов современного анархизма, этим положением выдвигаемых и ставимых. Тщательный анализ самого понятия «социальной революции»; анализ роли масс и «инициативного меньшинства»; роль анархистов в революции; анархизм и синдикализм; понятие «диктатуры»; вопрос о «переходной стадии»; вопрос об организации обществен­ных сил во время революции; вопрос о защите революции; вопрос об экономической стороне революции, о крестьянстве и об отношениях между деревней и городом во вре­мя революции и т. д., — таковы некоторые из этих проблем.

   Читатель видит, что мы приводим эти вопросы в связь с обще-революционным ха­рактером нашей эпохи. Мы считаем, что эта эпоха возлагает на работников анархиз­ма вообще, а в частности на анархическую печать, определенную обязанность отчетливо поставить, основательно проанализировать и попытаться исчер­пывающим образом решить все подобные вопросы.

   4) Перейдем к главному пункту нашего теоретического замысла.

   Анархизм — и в теории, и отсюда на практике — до сих пор страдает отсутстви­ем ясного, определенного и, в то же время, достаточно широкого синтеза, который освободил бы как анархическую мысль, так и анархическую деятельность от целого ря­да заблуждений, уклонов и извращений; синтеза, который ликвидировал бы в наших рядах — с одной стороны, обычное узкое сектантство, взаимную, не имеющую под собой серьезных оснований, нетерпимость, с другой — свойственную анархизму расплывча­тость, разбросанность мысли и действия.

   Анархическая идеология разбивается ныне на три основных ветви: анархо-синди­кализм, анархический коммунизм, анархический индивидуализм. Каждую из них мы считаем чрезвычайно ценным, но односторонним анализом одной из составных частей целостного анархизма. Мы полагаем, что анархизм в целом — шире каждой из них в отдельности и может, следовательно, вместить в себя те эле­менты истины, которые заключаются в каждой из этих идей. Мы думаем, таким обра­зом, что все три элемента могут быть синтетически примирены в анархизме и что, сле­довательно, нет никакой надобности противопоставлять их друг другу — ни по суще­ству, ни во времени.

   С другой стороны — анархизм, всё еще, не установил отчетливой позиции среди эле­ментов: романтического революционизма, трезвого классового духа и — уклона к туманному либерализму. И в этом отношении анархизму необходимо найти и форму­лировать ясный синтез различных начал — личного, классового и обще-челове­ческого, — начал, которые по существу естественно, правильно и плодотворно сочета­ются в нем.

   Мы считаем, что без такого синтеза анархизм не может стать мощным активным фактором социальной жизни, социального развития. Мы полагаем, что единственно та­кой синтез может привести к ясной концепции революционного анархизма, способного избежать уклонов и играть в процессе социальной революции самостоятельную дей­ственную роль.

   Мы считаем, что теперь, когда вопрос о социальной революции становится в поря­док дня, попытка найти этот синтез должна быть главной идеологической задачей анархизма и, следовательно, важнейшей задачей серьезного анархического органа. К тако­му именно синтезу, — думаем мы, — должна стремиться и стягиваться ныне вся теоре­тическая работа анархизма.

   Искание, построение и обоснование такого синтеза мы и считаем центральной теоретической задачей нашего жур­нала, — задачей, имеющей, притом, не только теоретический, но и живой прак­тический смысл.

   Мы отнюдь не хотим, при этом, навязывать товарищам и читателям непременно только наш собственный синтез. Мы хотели бы лишь толкнуть в этом направлении мысль читателя и помочь последнему самостоятельно искать этот синтез.

   Поэтому, — наряду, конечно, с постоянным выявлением нашей собственной пози­ции, нашего собственного отношения к разного рода вопросам, наряду с разработкой и обоснованием нашего синтеза, — мы считаем необходимым предоставить стра­ницы журнала самому свободному обмену мнений, самому широкому изложению, осве­щению и защите различных точек зрения в анархизме.

   Соответственное построение журнала и всестороннее освещение в нем всех насущных вопросов анархизма дали бы возможность читателю — с одной стороны, са­мостоятельно ознакомиться с различными направлениями в анархизме и уяснить себе действительные разногласия наши, а с другой — постараться найти те точки соприкос­новения и сближения, на которых анархисты различных направлений могли бы сойтись.

   Мы предоставляем, таким образом, страницы нашего журнала самому широ­кому сотрудничеству товарищей — без ограничения этого сотрудни­чества условиями того или иного определенного анархического мировоззрения.

   Есть и еще одно соображение, побуждающее нас оказать различным анархическим идеям (за исключением, конечно, анархо-большевистских, место которым — в большевистской прессе) самое широкое гостеприимство на страницах нашего органа.

   События последних лет воочию обнаружили и в наших рядах множество недочетов, ошибок, слабых мест и заблуждений. Они дали, в то же время, огромный толчок нашей мысли и освежили ее. Они требуют, поэтому, равно внимательного отношения ко всем искренним выводам из них, — диктуют нам самую широкую и идейную терпимость, са­мую строгую объективность. Никто из нас более не вправе считать лишь свое «верую» безупречно правильным.

   Неужели мы опять, после великой бури последних лет, будем упрямо жевать — каждый — свою жвачку, считая ее единственной истиной и с тупой злобой набрасываясь на всякую иную мысль? Такое отношение к делу мы считаем убийственным. Мы мо­жем спорить, обсуждать, критиковать. Но мы не должны ставить дело на почву узкой, не терпящей возражений, непогрешимости.

   Надо широко, вдумчиво искать истину. Надо дать в нашей литературе одинаковое право гражданства всем выводам анархизма из событий последних лет, всем точкам зре­ния, — так, чтобы, при помощи беспристрастного освещения, обсуждения и сопоставления их, выяснялась эта истина.

* * *

   Второй основной задачей нашего журнала является разработка ряда суще­ственнейших для анархического движения вопросов чисто-практического характера.

   1) Организационные вопросы: понятие «организации»; организация анархистов; организация движения; организация масс.

   2) Ряд тактических вопросов.

   3)   Центральным вопросом в этом отношении мы считаем вопрос практического (организационного) объединения анархистов. Вопрос этот теснейшим обра­зом связан с задачей теоретического синтезирования анархизма. Подобно тому, как в области теоретической мы должны начать подходить к обобщению идей анархизма, к назревшим итогам анархической мысли, так в области практической — соответственной задачей нашей должно быть искание конкретных путей к объединению анархической деятельности, к единству анархического действия.

* * *

   Таковы основные задачи нашего журнала.

   Отметим, что при их разработке мы будем широко пользоваться великим опытом русской революции.

* * *

   Разумеется, сказанным еще далеко не исчерпывается наша программа.

   Мы имеем также в виду ряд других задач меньшего значения.

   Так, мы не должны упускать из вида задачи широкой пропаганды и по­пуляризации идеи анархизма вообще.

   Мы должны, далее, уделить место историческому отделу.

   Русская революция, как таковая: материалы по ее истории; всестороннее ее изучение, освещение и учет; разработка вопросов, непосредственно с нею свя­занных; анализ вопросов всемирной революции в освещении революции русской и т. д., — такова одна из значительных наших задач. В частности, мы должны продолжать освещать в нашем журнале роль и положение анархизма и анархи­стов в русской революции.

   Мы должны, затем, поставить информационный отдел: давать общие обзоры международного положения; осведомлять о ходе революционного, рабочего и анархического движения в разных странах; сообщать непосредственные сведения из Рос­сии и делать обзоры современной русской действительности.

   Мы хотели бы, также, поставить и серьезно развернуть в журнале популярно­-научный отдел.

   Обзоры текущей анархической литературы и некоторые другие — мелкие — отде­лы должны тоже быть включены в рамки нашего журнала.

   Наконец, мы предполагаем уделять несколько страниц художественной литературе.

* * *

   Для того, чтобы журнал отвечал нашему замыслу и своему назначению; для того, чтобы он мог приобрести широкий круг читателей и встретить живой интерес; для то­го, чтобы он мог надеяться стать, в близком будущем, твердо и прочно на ноги, — он должен быть широким, разносторонним и разнообразным по своему содержанию. Бы­ло бы ошибкой заранее ограничивать круг интересующихся им. Он должен отвечать на самые многообразные запросы; должен удовлетворять умственные и духовные потребности возможно более широкого круга лиц, — притом не только оформленных анархистов, но и смутно симпатизирующих анархизму, или лишь интересующихся по­следним, или даже — читателей случайных, которым книжка журнала попадется на гла­за нечаянно...

   Журнал должен иметь в виду как читателя рабочего или крестьянина, так и читате­ля - интеллигента; как рядового работника анархизма, так и серьезного пропагандиста или теоретика.

* * *

   Как видит читатель, мы задаемся весьма обширными задачами.

   Но именно и только такой подход к делу оправдывает наше начинание.

   Органов анархической печати — немало. Увеличивать, без достаточно веских осно­ваний, их число еще одним, отрывая на него и силы, и средства, было бы непростительно.

   Если мы, тем не менее, признали необходимым издание еще одного анархического органа, то лишь потому, что ставим этому органу совершенно особую задачу и надеем­ся поставить его на более широкий, глубокий и прочный фундамент, чем это обычно бывает.

* * *

   Удастся ли нам наш замысел?

   Справимся ли мы с поставленными задачами?

   Сумеем ли добиться, чтобы наше дело хоть несколько приблизилось к нашей це­ли?

   Разумеется, судьба этого дела зависит, в конечном счете, от целого ряда обстоя­тельств, многие из которых нельзя даже заранее предвидеть и учесть.

   Но прежде всего ясно, что дальнейшие рост и успех журнала возможны лишь при широком сочувствии и при энергичном участии многих: при щедром сотрудничестве, при активной поддержке товарищей, читателей, организаций. Успех будет зависеть, глав­ным образом, от того, как встречено будет наше начинание заграничной — и отчасти русской — анархической средой: от того, насколько действительная и серьезная под­держка будет ему оказана.

   Мы не приписываем только себе идею такого журнала и не считаем его на­шим личным делом. Мы лишь надеемся суметь осуществить давнишнюю мечту анархи­стов о серьезном анархическом органе и думаем, что каждый анархист должен считать поставленную задачу и своей задачей.

   Дело журнала — общее наше дело. Оно касается всех и принадлежит всем.

   Мы призываем, поэтому, все братские организации, всех товарищей, всех сочув­ствующих и интересующихся — оказать нам самую активную поддержку.

   Лишь при этом условии мы сумеем, преодолев все трудности, поднять наш журнал на должную высоту и обеспечить ему то значение, которое он может иметь. За нашей же собственной энергией и работой дело не станет.

   В той надежде, что товарищи повсеместно и горячо откликнутся на наш призыв и всеми силами поддержат наше начинание, мы шлем всем им наш братский привет.

Цена: 1000 $

Оценка книг:

телефон:
(063) 314-84-91
(096) 464-03-49

skype: alex-art38

Наши контакты

e-mail:
oldbook2004 [at] gmail [dot] com

телефоны:
(063) 314-84-91
(093) 149-82-73
(096) 464-03-49

Покупка книг:

Покупка книг - старинных, антикварных, букинистических в Киеве, Одессе, Харькове, Донецке, Днепропетровске, Запорожье, Крым, Кривой Рог

(нажмите для отправки)

 

Яндекс.Метрика